Знаки монопольных отличий

18.06.2007

Хуже, чем знаки госмонополий, выглядят только эмблемы министерств

Такого курятника нет, наверное, нигде в мире. Если не верите, наберите в “Яндексе” слово “министерство” и сходите на первые десять ссылок. Дизайн в государственные структуры даже в щелку не заглядывал, потому что государство наше существует не для красоты, а для пользы. Как-то в ранние постсоветские времена разговорился я с одним представительным господином. Узнав о моей профессии, он спросил, сколько может стоить в нашей студии разработка фирменного знака. Я уточнил: “Стиля?” “Нет, без стиля обойдемся. Знак нужен для документов”, — ответил он. Я назвал сумму. “Что так дорого?” — изумился господин, галстук которого стоил в несколько раз дороже. “Так ведь знак — лицо фирмы! Вы же будете себя рекламировать?” — удивился в свою очередь я. “Нам реклама не нужна. Нас и так все знают”, — убежденно заявил он и представился: начальник крупного подразделения компании, которую действительно знают все. Однако госмонополиям все же приходится прихорашиваться. Первым почувствовал тягу к стилю Сбербанк. Правда, лучшее, что получилось у народного банка, — разбросанные по всей Москве (и не только) офисные здания серого бетона с зелеными стеклами, украшенные логотипом с кусочком денежки. Более мелкая “пластика” — постеры, календари, кредитные карты — пока еще не очень дается гиганту. За Сбербанком попыталась потянуться почта, но застряла на полпути. Оно и понятно: теперь “послать письмо” значит “кинуть мыло”. При советском строе была всем известная крылатая пара: “Аэрофлот” и МПС. “Аэрофлот” стал частной компанией, но крыльев, осеняющих серп и молот, не сложил. Я считаю, правильное решение. Из всех без исключения советских знаков аэрофлотовский — лучший. МПС выдавило из себя в частное владение самую сладкую часть, РЖД, не пожалев для дитяти традиционного путейского знака — колеса с крылышками. Этот символ, простой и понятный, казался вечным. Но совсем недавно он был заменен.

Новый логотип РЖД состоит из двух строчных букв — “р” и “д”, разделенных дробной чертой. Такой математический подход провоцирует простое уравнение: РЖД=р/д, где “р” — очевидно, Россия, а “д”, скорее всего, означает “дороги” (хочется заглянуть в конец задачника, чтобы найти там правильный рекламный ответ). Конечно, кроме явного у нового знака РЖД есть тайный смысл. Приглядевшись, понимаешь, что букв не две, а три: искомая “ж”, наклонная, стремительная, затерялась между стоячих “р” и “д”, как пионервожатая с отрядом на картинке в старом “Мурзилке”. Найдя “ж”, успокаиваешься: все в порядке, можно расслабиться и получить удовольствие от мужественной, вполне современной пластики знака. Немного смущает округлая спинка “д”, противоречащая прямолинейности остальных частей, но это, видимо, намек на комфорт спальных вагонов, а может — на облизанную ветром умную морду ЭР-200. При виде новинки от РЖД захотелось сравнений: как смотрится наш паровоз на фоне ихних trains? Проведя некоторые изыскания, должен признаться: весьма неплохо. Железнодорожные компании, судя по всему, чрезвычайно консервативны. Даже в Японии, стране дизайна и скоростных поездов, логотипы железнодорожников не блещут оригинальностью. Румынские железные дороги сохранили абсолютно советский знак. Канадцы имеют CN в форме разогнутой скрепки по моде 1970-х. Шведы отличаются от румын и нас вчерашних отсутствием колеса между крылышек (наверно, у них поезда на магнитной подушке). Самым прогрессивным, даже по-модному рельефным кажется логотип французской скоростной сети TGV. Но привередливые французы его осмеяли: выяснилось, что в перевернутом виде он похож на улитку. Так что нашим РЖД вполне удалось быть up-to-date.

Юрий Гордон
арт-директор студии Letterhead
SmartMoney, 21 (62) 11 июня 2007

Оригинал статьи


ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке