Отношение потребителей к генетически модифицированным продуктам питания

05.08.2010

Даже под давлением движения, выступающего против генетически модифицированных продуктов на рынке страны, эта тенденция неизбежна в связи с мировой экономической ситуацией. Наука и государство ищут средства укрепления потребительской уверенности.

Генетически модифицированные объекты (продукты) создают в последнее время много шума в новостях. Европейские организации по охране окружающей среды и общественные заинтересованные организации активно протестуют против продуктов ГМО, а противоречивые исследования 1990-х годов относительно влияния генетически модифицированной пыльцы кукурузы на гусеницу данадиды (бабочки-монарха) вынесли вопрос генетической инженерии на обозрение общественности в США.

27 марта 1999 года четыре члена группы «Дженетикс сноубол» спокойно зашли в супермаркет Теско в Лондоне и «конфисковали» продукты, предположительно имеющие генетически модифицированные ингредиенты. Когда «сноуболцы» отказались платить за товары, которые они захватили, требуя, чтобы их заменили на органические, их быстро арестовала полиция. Один из активистов обосновал свои действия таким образом: «Магазины Теско нарушают правила продажи продуктов, которые опасны и которые угрожают урожаям других фермеров в процессе выращивания из-за генетического загрязнения. Я намерен продолжать обеззараживание супермаркетов и надеюсь, что другие присоединятся тоже». Эта малочисленная группа корнями уходила в движение за чистоту окружающей среды, популярное в предыдущем десятилетии.

Результат такой кампании был быстрым и неожиданно успешным, что, в общем, объясняется и борьбой за рынки сбыта. Активисты «зеленого движения», религиозные организации, группы общественного интереса, ассоциации и некоторые ученые и правительственные чиновники стали шумно поднимать вопрос по поводу ГМО-продуктов питания и критиковать агробизнес за стремление получать прибыли, не заботясь о потенциальных рисках. Они также выступали с критикой правительств за отсутствие соответствующих регуляторных норм. Средства массовой информации начали говорить о том, что распространение трансгенных сортов сельскохозяйственных растений принимает огромные масштабы, однако конкретных цифр, которые бы подтверждали это, нет. Информация подобного рода, как правило, исходит от людей, далеких и от пищевой, и от сельскохозяйственной промышленности. В вопросе применения ГМО-продуктов царит вопиющий непрофессионализм: интервью дают, в основном, представители экологических движений и те, кто позиционирует себя как защитника прав потребителей. Даже Ватикан и Принц Уэльский выразили свое мнение.

В ответ на быстро растущее беспокойство общественности Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США часто проводит открытые собрания для публики в вопросе ГМО. В апреле 2009 года в Швейцарии состоялась очередная Европейская конференция по территориям, свободным от ГМО (проходит ежегодно с 2005 года) и т.д.

И действительно, в Европейском Союзе в 1999-2004 годах существовал временный запрет на выращивание ГМ-растений, однако не в отношении продукции, полученной из трансгенных растений в качестве пищи для человека и корма для животных. Позиция ЕС относительно ГМ-растений была либеральной. В 2007 году семь стран (в 2006-м – пять) занимались выращиванием ГМ-растений на площади более 100 тысяч га.

Каковы же преимущества генетически модифицированных продуктов? Глобальное население достигло 6 миллиардов человек, и, по прогнозам, увеличится вдвое в ближайшие 50 лет. Обеспечение продуктами питания станет главной проблемой в недалеком будущем. ГМО-продукты удовлетворят эту потребность тем, что урожаи будут иметь повышенную устойчивость к гербицидам, вредителям, болезням, действию температур и т.д., свойства продукции будут улучшены (сроки созревания, состав, цвет, длительность хранения и проч.), и, соответственно, урожайность будет повышена.

Применение ГМО также имеет цель решить проблему очищения окружающей среды от тяжелых металлов и органических загрязнений, создать условия для синтеза некоторых соединений в растениях (включая и фармацевтические препараты), а также использовать растения для производства таких соединений. Кроме того, генетические преобразования нужны для решения научных задач, при этом сам процесс генетической трансформации уже стал рутинным, доступным для лабораторий. На сегодняшний день около 140 разновидностей растений было трансформировано, при этом получено разрешение на выращивание и применение в качестве пищевых продуктов или кормов для животных только небольшого их количества. Мировым лидером в этой области является Америка, затем идут Аргентина, Бразилия, Китай и Канада.

Нельзя, конечно, исключать и отдаленные последствия для здоровья человека. Есть предположения, что такие продукты повышают склонность к пищевой аллергии. Вероятно, что введение гена в растение может стать причиной возникновения новых аллергенов и вызывать реакции у людей, склонных к аллергии. Именно поэтому было отклонено предложение ввести ген бразильского ореха в сою. Во избежание вреда, который ГМО-продукты могут принести потребителям, требуются обширные исследования. Опубликованная в журнале «Lancet»статья описывает влияние ГМ-картофеля на пищеварительный тракт у крыс. Результаты исследования показали существенную разницу между испытуемой и контрольной группой. И все же критики утверждают, что, как и в случае с бабочкой-монархом, эти результаты не выдерживают пристального научного изучения. В целом на сегодняшний день никаких негативных последствий от использования ГМО не установлено. В конце концов, едим же мы мясо с ДНК коровы или свиньи, пьем молоко с тем же ДНК, употребляем овощи, отличающиеся по составу от человеческого организма! По крайней мере, научная литература не дает каких-либо сведений негативного влияния на окружающую среду, здоровье человека и животных.

Право потребителей выбирать стало политическим трюизмом, своего рода неопровержимым клише, которое включается в речи правительственных чиновников, главных исполнительных лиц корпораций и активистов. Сама идея «выбора потребителя» парадоксальна, поскольку слово «потребитель» – это продукт эры массового производства и повышенного корпоративного контроля над рынком. Появление понятия «потребитель» шло рука об руку с потерей индивидуумом какого-либо контроля над рыночными силами. И, тем не менее, считается, что именно потребитель имеет право все знать, а обязанность компаний – предоставлять им информацию и выбор. При этом индустрия надеется, что такой принцип победит страхи потребителя и сделает его более восприимчивым к новым технологиям, но боевой клич активистов все более превращает покупателей в неуправляемый электорат.

Тот факт, что трансгенная продукция уже присутствует на нашем рынке, подтверждается результатами выборочных анализов, проведенных несколькими лабораториями. Трудно принять какое-либо решение без точной и полноценной информации, и, стало быть, стратегия поведения до сих пор не выработана. Однако среди потребителей уже укоренилось настороженное отношение к продуктам такого рода, хотя это пока и не носит массовый характер. При этом полностью игнорируется тема ГМ-организмов, уже давно и достаточно активно использующихся в пищевой промышленности и фармацевтике, практически замалчивается тема ГМ-животных и рыб, имеющих коммерческое применение.

Информационный шум и яростные споры относительно опасности употребления генномодифицированных продуктов вдребезги разбиваются о неоспоримость фактов, подтверждающих повсеместное использование таких продуктов ничего не подозревающим населением.

Конечно, можно попробовать обойтись без продуктов, содержащих ГМО, а это – все виды растительного масла (с возможным добавлением импортного соевого масла), кондитерские изделия (растительное масло, соя), все сладости на основе шоколада, конфитюры и варенья (загустители на основе ГМО), переработанные мясные продукты (колбасы, сардельки и проч.), хлеб (ГМО- кукурузная мука), молочнокислые продукты (ГМО-микроорганизмы и загустители), мясные, рыбные и овощные консервы, вся косметика, табак. Итак, что будет есть на завтрак гражданин, тщательно избегающий продуктов, не имеющих маркировки «Без ГМО»?

Еще в 1990-х годах производители предсказывали возможную реакцию потребителей на пищевую биотехнологию и пытались разработать логическую стратегию коммерциализации для пищевого сектора в целом. Сейчас делаются попытки найти противовес потребительской неуверенности. Два элемента являются ключевыми: процесс консультирования компаний между собой и программа исследования для определения страхов и пожеланий потребителя ГМО- продуктов. Всеобъемлющая программа маркировки пищевых продуктов, основанных на ГМО-сырье, должна рассматриваться как ключевая для потребителей. Однако эта стратегия еще не нашла своего выражения на отечественном рынке из-за того, что компании избегают использовать трансгенные ингредиенты под давлением анти-ГМО кампаний.

Шум вокруг распространения ГМО по всему миру – крупный бизнес-расчет. Раздутые вокруг этой темы дискуссии – это хорошо спланированный ход по продаже более дорогих для развитых стран «природных» продуктов. Миру хватает естественного продовольствия. Ведь в противном случае сеяли бы тысячи гектаров не рапса, а пшена или риса. Не исключено, что какие-то общественные организации, самые активные противники ГМО, финансируются за счет различных грантов и фондов и просто «отрабатывают» полученные деньги, иногда даже не подозревая об этом. Еще одна возможная причина – желание изменить ценовую политику на «природные» продукты или «пропиарить» исключительный не-ГМО характер своей продукции, как например, это делает кондитерская отрасль, которая в своих кампаниях делает акцент на данное качество и активно рекламирует свою продукцию упаковками с новой маркировкой «Не содержит ГМО!».

Что же нужно изменить в отношении потребителей к ГМО-продуктам, их практическом применении и распространении? Прежде всего следует определиться с государственной политикой в этом вопросе. Перед правительствами стоит немало задач, в частности, проведение испытаний на безопасность, создание нормативной базы, выработка позиции на международной политической арене, маркировка продуктов питания. Многие понимают, что генетическая инженерия – это неизбежность будущего: мы не можем себе позволить оставить без внимания технологию, которая обладает огромными потенциальными преимуществами.

Наталья Галкина,
Статья была опубликована в журнале   «Продвижение Продовольствия. Prod&@Prod» 2010 №03

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке