Термокружки

«Настоящая битва еще не прошла в Интернете»


Интервью с главой Издательского дома Родионова Сергеем Родионовым.

В течение нескольких лет в российских СМИ появляется информация о продаже Издательского дома Родионова (ИДР). Сами владельцы издательского дома упорно опровергают все подобные слухи. О том, почему продавать издательский дом сейчас глупо, корреспонденту РБК daily ЕВГЕНИИ ДМИТРИЕВОЙ рассказал глава ИДР СЕРГЕЙ РОДИОНОВ.

— В СМИ появилась информация о продаже ИДР. Почему вы не продали ИД раньше, когда у него были более высокие финансовые показатели, и не продаете сейчас, когда на рынке есть крупные медиакомпании, которым интересны ваши ресурсы?

— Продажи у нас никакой нет, и мы не планируем в ближайшее время ИД продавать. Это было бы сейчас достаточно глупо. Мы попытались найти либо профессионального инвестора — какое-то зарубежное издательство, либо финансовых инвесторов, которые могли бы в вложиться в ИД. Но в связи с финансовым кризисом все финансовые инвесторы заинтересованы в секторах с очень высокой степенью доходности, а у нас нет таковой. Западные издательства были немного напуганы усложнением мировой обстановки. Поэтому мы живем сами по себе, постоянно ведем переговоры о покупке разных изданий, продаже отдельных изданий, но это просто обсуждения, никаких договоров пока нет.

— На каких условиях вы готовы расстаться с компанией?

— А мы вообще не готовы сейчас расстаться с компанией. Чтобы в этих условиях продавать, нам нужно достичь сперва определенных финансовых показателей. Если учесть, что мы собираем большую линейку разнообразных журналов, мы тратили свои ресурсы главным образом на приобретение, а не на развитие. Наши вложения на сегодняшний момент приближаются к 100 млн долл. Сейчас мы как раз заняты улучшением существующих ресурсов. Первый раз с того момента, как мы начали скупать различные издания, у нас появилась операционная прибыль. Мы закрыли издания, которые не приносили доход, провели рестайлинг журналов «Карьера», «Домовой», «Крестьянка», готовим новый макет журнала «Компания» и серьезное дополнение к журналу «Профиль». Мы надеемся на лучшие финансовые результаты. Тогда можно будет говорить о привлечении каких-то дополнительных инвесторов, но к продаже мы не особенно и стремимся.

— Именно в 100 млн долл. вы и оцениваете ИДР сейчас?

— Сейчас об этом говорить рано. На медийном рынке ИД — это же не картошка. Это вещь уникальная, за ИД платят столько, сколько готовы заплатить, и продают за столько, за сколько хотят продать. А если суммы не совпадают — сделки нет.

— По оценкам экспертов, многие издания ИДР потеряли свои позиции на рынке. Что вы делаете для того, чтобы улучшить финансовые показатели и стать более привлекательными для инвесторов?

— Я, во-первых, не считаю, что мы что-то потеряли. Во многих СМИ говорится, что журнал «Компания» был куплен за 5 млн долл., а сейчас стоит гораздо дешевле. Это неправда, журнал был куплен за другую сумму, и за то время, что мы им владеем, его прибыль увеличилась в шесть раз. Можно говорить о том, что у него невысокие рейтинги по подсчетам TNS, но реклама у него растет постоянно и доходы тоже. У нас сопряженность с этими рейтингами никогда не была параллельна результатам экономических сборов, никогда, ни с одним журналом. Если исходить из экономических параметров, то «Компания» — один из самых выгодных проектов нашего ИД.

Что касается журнала «Профиль», то это вообще наш локомотив. Независимо от показателей, он всегда занимает уверенную позицию в своей нише. Мы думаем добавить ему несколько тетрадок и хотим подвигаться с ним по регионам. Журналы «Домовой» и «Карьера» мы переделали полностью, и они показывают хорошую доходность. Журнал «Крестьянка» вышел на ноль, хотя говорили, что у него аудитория вымрет. Да, сокращается подписка, но растут рекламные продажи и розница! Журнал «Мой маленький» становится самоокупаемым. Единственный наш проект, который пока убыточен, — это ТВ7, который мы купили у «Бурды». «Бурда» продавала в него рекламу сама целый год после продажи журнала нам, а у нас не было опыта продаж такого массового издания в такой нише. Но сейчас ситуация с ним улучшается. Я не могу сказать, что у нас потеряны позиции, скорее, происходят структурные изменения. В области деловых изданий происходила некоторая стабилизация, рост рекламы в год составил около 7%. A у «Моего маленького» рост больше 1000% потому, что начал почти с нуля. Глянец вообще стал собирать больше, например FHM дал в два раза больше плана, мы этого совершенно не ожидали. Журнал XXL тоже дает значительно больше запланированного.

— Недавно был закрыт журнал Business Week. Какие еще издания ИДР вы считаете неперспективными?

— Все остальные издания у нас не являются проблемными.

— Насколько тяжело в России поддерживать лицензионные издания?

— Тяжело поддерживать социально-политические лицензионные издания. У нас снова наметилось расхождение с западной идеологией, и корпоративная политика собственников зачастую сильно противоречит тому, что есть у нас. Например, с Business Week у нас было принципиальное расхождение. У них есть кодекс, по которому все журналисты должны подписывать обязательство, что они не могут писать о компании, если у них есть хоть одна акция этой компании. Уж кто-нибудь из журналистов точно владеет акциями либо Сбербанка, либо «Газпрома», либо ЛУКОЙЛа — все молодые люди сейчас стремятся вкладывать средства. А это наши основные ньюсмейкеры. Или же начинается недовольство политической позицией. Что касается глянцевого сектора, то там нет никаких проблем, просто требуется качественное воспроизведение того же материала, что и у них, попросту говоря, соблюдение формата издания.

— Сейчас идет новая волна глянца. В чем причина — рынок недостаточно заполнен?

— Нет, он заполнен. Но тот уровень дизайна, графики, съемок, который могут себе позволить западные издания, очень дорог. Если бы мы делали это самостоятельно, это бы подорвало всю экономику изданий. А так за лицензионные сборы мы получаем очень качественный красивый материал. Возможно, со временем наши собственные издания тоже будут такими.

— В каких нишах еще осталось пространство для новых игроков?

— Настоящая битва еще не прошла в Интернете! Тот, кто найдет правильное решение в этой нише, тот значительно выиграет. Сейчас печатные издания в Интернете идут в связке и с сайтами изданий.

— Есть ли в планах ИДР покупка непрофильных активов?

— Мы постоянно думаем о сетях распространения и пытаемся их или создать, или купить. Мы считаем это одним из самых слабых мест наших издательских домов. При советской власти система распространения была единой, она охватывала всю страну. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас было как на Западе, когда, заплатив определенную сумму или отдав определенный процент, вы можете быть уверены, что ваш журнал будет продаваться по всей стране. В России мы этого достичь не можем. А очень бы хотелось сформировать единую систему, которая могла бы работать как любая другая система доставки товара до конечного потребителя.

— Насколько перспективным вы считаете газетно-журнальный рынок стран СНГ?

— Все рынки разные. С Белоруссией все в порядке, мы туда пойдем. Там государственная система распространения, хорошо идут продукты массового сектора. Украина — высокополитизированная страна, есть проблемы с защитой авторских прав. Местный рынок неплохой, может давать результаты, очень многое зависит от того, кто ты, с кем ты и как ты. Выходить туда можно, только имея четкую платформу. Иначе это очень дорого и неперспективно. В Казахстане до того момента, пока там не произошел финансовый спад, все было здорово. Стоит выйти и в Прибалтику, но пока такой вариант вызывает у меня опасения.

— Насколько сегодня сильна конкуренция между российскими издательскими домами?

— Я не могу сказать, что эта конкуренция носит какой-то драматический характер. У нас в России это тоже не совсем рыночная история. Целый ряд ИД принадлежит государству, это неограниченные ресурсы, внятная политическая платформа, их развитие — внерыночное. Есть ряд издательств западных, которые имеют свою программу, и мне кажется, что они живут своей какой-то внутренней жизнью, бурного развития я там не наблюдаю, их доходы движутся вместе с доходами рекламного рынка. Экспансии никто никакой не проводит, позиций тоже никто не сдает, изданий никто не закрывает. И есть небольшое количество частников, которые тоже что-то пытаются делать. Сказать, что мы сильно друг другу мешаем, нельзя. Наверное, в конце концов будет история с укрупнением, но когда, кто и с кем, сейчас сказать сложно.

{videos}

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке