Законопроект «О рекламе» поддержали все фракции, кроме ЛДПР – Владимир Мединский


Интервью с заместителем председателя комитета Государственной Думы РФ по экономической политике, предпринимательству и туризму

Принятый в третьем чтении законопроект «О рекламе» вызвал ожесточенные дискуссии. Одни считают, что с его вступлением в силу российский рекламный рынок поднимется на качественно новый уровень, другие предрекают отрасли долгую стагнацию. Один из авторов закона, заместитель председателя комитета Госдумы по экономической политике, предпринимательству и туризму Владимир Мединский, полагает, что его принятие дает участникам рекламного рынка, не связанным с размещением рекламы на телевидении, шанс для развития новых форм бизнеса и движения вперед. По его мнению, теперь у них появляется возможность реально влиять на положение дел в отрасли. Подробнее о нюансах подготовки и принятия скандального законопроекта Владимир Мединский рассказал в интервью корреспонденту RBC daily Владиславу Литовке.

– Проект закона «О рекламе» все время, пока шло его обсуждение и доработка, подвергался серьезной критике со стороны рекламного сообщества и представителей российского бизнеса. В первую очередь это касалось телерекламы, ограничений и запрета рекламы целого ряда товаров и услуг. Удалось ли в итоге достигнуть компромисса?

– Конечно, принятый закон не является абсолютно идеальным. На мой взгляд, некоторые поправки, внесенные в него в процессе обсуждения, являются лишними. И наоборот, часть необходимых поправок нам отстоять не удалось. Например, система, регламентирующая установление конструкций наружной рекламы. По моему мнению, в нынешнем виде она далека от идеальной схемы и оставляет слишком много места для произвольных трактовок. Или ограничения рекламы пива, которые стали более жесткими, чем были в предыдущем законе. Есть некоторые опасения, что они действительно могут повлиять на трансляцию спортивных состязаний, особенно международных. С другой стороны, противники пивной рекламы уверены, что эти ограничения не повредят спортивным трансляциям, что телеканалы найдут выход из сложившейся ситуации. Принципиальную позицию по этому вопросу заняло руководство Госдумы и «Единой России». Вспомните, например, сколько было разговоров о запрете на использование в рекламе пива образов людей и животных. Рекламисты утверждали что «пивной» ролик нельзя снять без присутствия в нем человека, что это будет статично, неэффективно и т. д. Тем не менее ничего, приспособились, нашли новые формы подачи. Но, думаю, в любом случае надо будет проанализировать правоприменительную практику относительно размещения спонсорской рекламы пива во время спортивных трансляций.

– Принятие законопроекта во втором чтении вызвало резко отрицательную реакцию со стороны крупнейших российских медиаселлеров. Они утверждают, что исполнить закон, если он вступит в силу 1 июля этого года, будет невозможно: сокращение рекламного времени потребует перезаключения существующих контрактов, и они просто не успеют этого сделать. Вы согласны с этим аргументом?

– Понять их опасения можно. Продавцам рекламного времени, безусловно, было бы намного легче, если бы закон вступил в силу вообще со следующего года. Но принятая норма – это не вредность депутатов. Не стоит забывать, что этот срок – 1 июля 2006 года – был запланирован в законе с самого начала. И всем об этом было известно. Мы ведь рассчитывали принять его в декабре прошлого года. С другой стороны, нам будет тяжело объяснить избирателям ситуацию, при которой закон принимается сейчас, в начале 2006 года, а нормы его начнут действовать со следующего года. Кстати сказать, нынешние нормы значительно мягче, чем те, которые вносились в процессе обсуждения. Например, было предложение разрешить каналам размещать рекламу два раза в час по 4 минуты каждый блок. Сейчас эта норма составляет 12 минут в час.

– Не секрет, что при обсуждении законопроекта на его разработчиков и других депутатов Госдумы оказывалось давление со стороны лоббистов. Не могли бы Вы рассказать, кто из игроков рынка наиболее активно отстаивал свои интересы, и каким образом это происходило?

– Их можно разделить на две группы. Прежде всего, стоит указать медиаселлеров, собственно телеканалы, участников рекламного рынка, производителей, которые действовали и действуют открыто. Их представители принимали самое активное участие в обсуждении законопроекта, помогали нам в его подготовке. В этой связи особо хочу отметить большую профессиональную помощь представителей компании «Видео Интернешнл», Ассоциации рекламодателей. Хотя, по иронии судьбы, часто именно их относят к числу наиболее пострадавших от принятия нового закона. Позиция вышеназванных участников рекламного рынка понятна, с их аргументами можно соглашаться или не соглашаться, однако эти оппоненты вызывают максимальное уважение с нашей стороны.

– А были и такие, кто действовал скрытно?

– Да. Не только коммерческие структуры, но и чиновники, например, регулирующие наружную рекламу, или разрешающие ее размещение на дорожных знаках. Они, видимо, вполне довольны засильем низкокачественной рекламы на наших улицах. Отсюда и попытки отстоять рекламобили, и утверждения, что реклама на дорожных знаках необходима, и т. д. При этом законодательной базы, дающей право на подобную рекламную деятельность, не было, и даже налогами она не облагалась. Кстати сказать, в решении одного их этих вопросов нам помогли нынешние руководители ГИБДД, которые четко высказали депутатам свою позицию против подобной практики. Кроме того, их в принципе заинтересовал вопрос: на каком основании их предшественники разрешили размещать рекламную информацию на дорожных знаках?

– Какими методами действовали такие «скрытые» оппоненты?

– Прекрасно понимая, что отстаивают незаконные вещи, они не вступали в открытые споры, не участвовали в обсуждении закона. Вместо этого ими использовались всяческие PR-ходы. При этом против разработчиков закона выдвигались абсолютно абсурдные обвинения. Так, Алексей Митрофанов заявлял, что его принятие приведет к «оранжевой революции» в нашей стране. Или другой вариант – через своих лоббистов в Госдуме, с помощью юридической и лингвистической казуистики они всячески пытались затянуть время рассмотрения законопроекта. Еще один излюбленный прием лоббистов выражался в предложениях ужесточить закон до крайности, создав тем самым повод для возвращения его на доработку. К примеру, руководство фракции ЛДПР предлагало внести в закон нормы уголовной ответственности за его нарушение. Хотя им-то хорошо известно, что это не входит в прерогативу принимаемого закона. Для этого есть УК. Кроме того, они же предлагали ввести в законопроект норму, вообще запрещающую рекламу в телефильмах. Предлагалось оставить ее только между ними и в минимальном объеме. Все эти приемы не сработали. Кстати сказать, разработанный депутатами «Единой России» закон «О рекламе» поддержали, что случается довольно редко, все фракции Госдумы, а также независимые депутаты. Все, кроме фракции ЛДПР.

– Многие эксперты отмечают, что даже в нынешней довольно жесткой редакции законопроекта существует масса «белых пятен». В частности, нет четкого определения рекламы в Интернете. Эксперты утверждают, что это может привести к юридическим спорам между рекламистами и рекламодателями. Также ничего не говорится об активно развивающемся product placement…

– Здесь все просто. Согласитесь, что телереклама, реклама зонтичных брендов и т. д. уже всем надоела. Что же касается Интернета, то к нему нет того общественного требования, которое существует к традиционным рекламным носителям. Если с рекламой в Интернете возникнут проблемы, я думаю, мы сможем их решить. То же касается и product placement (PP). Пока это только модное словосочетание. По большому счету о нем активно заговорили после выхода на киноэкраны фильма «Ночной дозор». «Встроенная реклама» не так развита у нас в стране. И особого раздражения в обществе она не вызывает. С другой стороны, она помогает развиваться отечественному кино. Если мы станем ограничивать и запрещать РР, то в первую очередь пострадает отечественный кинематограф.

– Однако, запрещая рекламу ряда товаров и услуг на одних носителях, закон разрешает ее, например, в печатных СМИ. Этому есть какое-то объяснение?

– Если говорить о печатных СМИ, то мы сознательно минимально ограничили их рекламные возможности. Во-первых, эти издания являются платными, то есть для того чтобы увидеть, например, в каком-нибудь журнале информацию о продукте, реклама которого запрещена на телевидении и в наружной рекламе, вам сначала нужно купить его. Во-вторых, рекламные доходы в значительной мере идут на обеспечение независимости этих печатных СМИ, их развитие. А наше общество, безусловно, заинтересовано в развитии действительно независимых изданий. Основные же запреты в этом вопросе касаются изданий, предназначенных для несовершеннолетних. В них полностью запрещено рекламировать алкоголь, табак и пиво.

– Стоит ли ожидать сюрпризов при рассмотрении законопроекта в Совете Федерации?

– Не исключаю, что будут звучать предложения отправить законопроект на согласительную комиссию. На это может повлиять открытая позиция медиаселлеров. Их аргументом, как уже говорилось, служит невозможность исполнения контрактов по ТВ-рекламе, если закон вступит в силу с 1 июля. А также возможно лоббирование со стороны производителей пива. Кроме того, я думаю, что будет продолжаться и скрытое давление со стороны представителей ущемленных отраслей рекламного рынка и бизнеса в целом. Но я надеюсь, что закон все же будет принят Советом Федерации и подписан президентом.

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке