Термокружки

Читайте в свежем номере журнала «НА НЕВСКОМ»

23.07.2007

Вышел очередной номер петербургского журнала

В рубрике «Личность»

Интервью с Еленой Образцовой. Певица создает в Москве и Петербурге свои оперные театры для молодых и очень талантливых. Один такой театр будет располагаться на Петроградской. Это подарок любимому городу. Сама Елена Васильевна живет сейчас не в Петербурге и даже не в Москве – а, по ее собственному признанию, в самолете. И еще в Токио, как ни странно. «Потому что всюду я приезжаю-уезжаю, а в Токио живу каждый год два с половиной месяца обязательно».

Если бы Елена Образцова не пела, она была бы дизайнером. «Очень люблю переставлять мебель, все время менять что-то в интерьере. Я могла бы быть неплохим художником. А после смерти мужа, когда я вернулась из церкви, после похорон, я вдруг стала писать стихи. Было такое потрясение… До этого я никогда не писала. И есть очень хорошие стихи».

В рубрике «Мастерская»

Самый независимый и успешный петербургский художник конца XX -- начала XXI века Алексей Кострома приехал из Берлина после четырехлетнего отсутствия. Много провокаций в свое время совершил Кострома. Инкубировал самцов, выпускал в хмурое небо надутый гелием Александрийский столп, расписывал стену Алексеевского равелина птичками, уничтожал, в образном смысле, разумеется, «Черный квадрат» Малевича как абсолютный символ ушедшей эпохи, оцифровывал трубу аптеки Пеля. Весело жил. Значимо. Сейчас Кострома стал гладкий по-иностранному, загорел и возмужал, ходит пешком, белозубо улыбаясь. А был бледным, худым и не выходил из авто. Но в его мастерской по-прежнему висит бумажка с жизненным кредо под названием «Как когда-то сказал Алексей Кострома»: работай как будто тебе не надо денег люби как будто тебе не причиняли боль танцуй как будто никто не смотрит пой как будто никто не слышит живи как будто на земле рай.

В рубрике «Литература»

Интервью с Андреем Битовым, который отметил свое 70-летие и получил премию «Петрополь». К юбилею подоспела новая, самая петербургская его книга «Полет с Героем», куда вошли роман «Улетающий Монахов» в современной авторской редакции и сборник «Дворец без царя». Андрей Георгиевич родился в Петербурге на Аптекарском острове. С тех пор он ощущает в себе такую вещь, которую условно называет островным сознанием. «Слово “остров” существует и несет в себе определенный смысл. Это очень емкое слово, оно с детства меня гипнотизировало. Первая книга, которую я прочитал, была “Робинзон Крузо”. Остров – естественная тюрьма. Она ограничена со всех сторон, но поэтому это и самая большая свобода. Когда при Сталине мы играли в игру: “А вот если тебе разрешат съездить в другую страну -- какую ты выберешь?” -- я выбрал Англию, подумал и добавил еще Японию. А потом понял: меня манило то, что это острова, а также и то, что они умудрялись жить в современном мире, сохраняя традицию».

В рубрике «Полемика»

Обсуждение фильма Алексея Балабанова «Груз 200».

Мнение первое. «Груз-200» -- тот редкий случай, когда важен даже не сам фильм, а мессидж. Это своего рода энциклопедия русской жизни, а энциклопедия -- все-таки не роман. Это не фильм, а социальное явление, шоковая терапия, попытка разбудить людей – кровью, жестокостью, грязью. Балабанов тянет все ниточки к нам, в 2007 год: ничего не изменилось, то, что было в 84-м, сейчас еще не кончилось.

Мнение второе. «Бог есть, а все равно все дозволено». Может, это теперь и есть наша национальная идея? Вот что сказал о «Грузе 200» известный митек -- художник и писатель Владимир Шинкарев: «Известно, что на ругань человеческую сразу, как мошкара, демоны слетаются. Человек делается буквально облеплен этой мошкарой. Современное кино почти все – густой поток смрада, который воплощается после в жизнь». И добавил примирительно: «Но кино снимать -- это не картинки себе писать. Надо в русле мейнстрима держаться, денежки зарабатывать».

В рубрике «Ретро»

История о том, как внук калифорнийского золотоискателя и потомок вице-короля Мексики Эрнесто Че Гевара сначала стал самым знаменитым революционером второй половины XX века и даже секс-символом революции, а потом превратился в товарный знак, почти как мышонок Джерри. Знаменитую фотографию Че Гевары, растиражированную по всему миру, можно встретить на футболке студента, на почтовой открытке, на воздушном шарике карапуза, на елочной игрушке и даже в окне общепитовской сети «Макдональдс». Че стал китчем, потому что его время ушло вместе с пафосом левого радикализма. На смену глобальным конфликтам идеологий пришли этно-конфессиональные конфликты. И их символами становятся совсем другие лица.

В рубрике «Провокация»

Репортаж с выставки Олега Кулика в московском ЦДХ.

Кулик -- знаковая фигура в современной культуре, он презентует собой целое поколение художников. Выставки Кулика могут нравиться или нет. Но они всегда симптоматичны. Они отражают определенную стадию нашей художественной и культурной продвинутости. Это идейный продукт! Очень законченный, провокативный.

В стеклянной витрине отвратительно оскалилась восковая теннисистка Курникова. Обнаженный Кулик венчался в храме. Лаяло и скулило штук 40 собак-куликов. В клети, обгаженной курами, сидел восковой клон Льва Толстого. Андрон Кончаловский воспринял эту работу Кулика как покушение на русского классика, которого захотели обгадить русские куры. А на самом деле это метафора о художнике, на которого давит среда.

В рубрике «Персонаж»

Изобретатель велосипеда Евгений Пинигин.

Первые двухколесные велосипеды появились в Европе в начале XIX века. Они были деревянными и не имели педального привода. Но существует и другая версия: первый в мире велосипед появился в России. И якобы создал его крепостной Ефим Артамонов из Нижнего Тагила. На своем двухколесном «железном самокате» крепостной Артамонов будто бы поехал в Москву и оказался там во время коронации Александра I, где и получил за свое необычное изобретение 25 рублей и вольную. Увы, современные историки утверждают: это всего лишь легенда! Впрочем, как известно, дыма без огня не бывает. И вот спустя двести лет после рождения мифического Артамонова по улицам Нижнего Тагила начал гонять на своем «Орленке» совершенно реальный школьник Женя Пинигин. Но в то время он еще не знал, что изобретение велосипеда станет одним из главных дел его жизни.

В рубрике «Мир»

Скачки Палио с 1597 года с размахом проводятся два раза в год в итальянском городе Сиена. Это одно из самых электрических и зрелищных состязаний, которое вам когда-либо доведется увидеть. Потому что сиенский Палио – это пульс живого города, а не костюмированное представление для туристов. Поглазеть на Палио съезжаются со всех концов земли, но, кроме десяти городских команд в забеге больше никто не участвует. Скачки длятся полторы минуты, а готовятся сиенцы к этому событию весь год. Футбольные стадионы меркнут перед тем, что происходит на старинной дель Кампо.

827
promo
+14.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке