Нефтяная перезагрузка в России


Американская нефтяная компания ExxonMobil может заменить своего конкурента Chevron в проекте освоения совместно с «Роснефтью» перспективного черноморского участка «Вал Шатского».

Американская нефтяная компания ExxonMobil может заменить своего конкурента Chevron в проекте освоения совместно с «Роснефтью» перспективного черноморского участка «Вал Шатского». Ранее компании подписали соглашение о стратегическом сотрудничестве в России, США и третьих странах. До конца года «Роснефть» также планирует завершить разработку плана по работе с ExxonMobil на шельфе Карского моря, куда американцы вошли после разрыва соглашения между «Роснефтью» и BP, пишет ИА Национальные интересы со ссылкой на РБК.

Запрет стокгольмским арбитражем в марте текущего года сделки между BP и «Роснефтью» по освоению шельфа Карского моря по иску российских акционеров ТНК-ВР стал сильным ударом по позиции британской компании в России, но не первым. В 2009 году BP фактически «выдавили» из состава акционеров Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), эксплуатирующего нефтепровод «Тенгиз – Новороссийск».

И если в случае конфликта ВР с ТНК-ВР за спинами российских нефтебаронов однозначно не проглядывается интерес третьей стороны, то в КТК ситуация несколько иная. Главным инициатором и исполнителем ухода британцев из каспийской трубопроводной компании стала американская Chevron (Chevron Caspian Pipeline Consortium Company владеет 15% в КТК).

Конфликт между акционерами по вопросу расширения пропускной способности КТК зашел так далеко, что Chevron прорабатывала реализацию судебного иска в английский суд против ВР как акционера КТК за упущенную выгоду (та же концепция, с которой сейчас выступают миноритарии ТНК-ВР против основных владельцев за срыв сделки ВР-Роснефть). Незадолго до этого близкие к Chevron чиновники Госдепа (при бушевской «республиканской» администрации) способствовали продажи доли Омана правительству России.

Но сегодня уже сама Chevron стала объектом нападок, за которыми, очень вероятно, стоят интересы ExxonMobil, имеющей свои виды на КТК. Chevron добывает нефть на казахстанском месторождении «Тенгиз», а ExxonMobil разрабатывает в Казахстане перспективный Северо-Каспийский проект («Кашаган»), добыча нефти на котором хотя и откладывается, но является самым перспективным местом нефтедобычи на Каспии. А основная труба с северного Каспия – это КТК.

Неумеренные аппетиты Chevron

Последним поводом для давления на Chevron стали разногласия акционеров КТК вокруг увеличения сметы подрядных работ по сравнению с первым вариантом рабочей документации (декабрь 2010 года). В мае 2011 года, когда были подписаны контракты на строительные работы, подрядчики получили новый вариант рабочей документации. В новом варианте документации появились ранее не запланированные участки дорог с твердым покрытием, «приняты дополнительные меры в области экологической безопасности и охраны труда», а также внедрена дорогостоящая программа «Без происшествий и травм» с привлечением иностранных консультантов.
Увеличение сметы по мере реализации крупного проекта – типичная практика любого подрядчика после победы в конкурсах, и изменение проекта – лучший для этого аргумент. Но расходы российских и американских подрядчиков на строительно-монтажные работы по расширению КТК выросли крайне не пропорционально: российских – на 2,9%, американских - на 27,4%. Основное увеличение стоимости проекта запросил Chevron, отвечающий за строительство приморского комплекса морских сооружений (резервуары, терминалы). Его смета выросла на 195,8 млн долларов. Естественно, остальные акционеры выразили свое неудовольствие таким ростом расходов.
После ухода BP, авторитета других акционеров КТК оказалось недостаточно, чтобы сдерживать финансовые аппетиты американцев. В КТК по инициативе Chevron увеличился тариф на прокачку, резко выросло количество привлеченных иностранных специалистов. Зарплаты зарубежных сотрудников КТК из Chevron в среднем в 9 раз больше, чем у российских специалистов. В частности, первый заместитель гендиректора по эксплуатации Деннис Фэйи (Dennis Fahy) получает в год 1,33 млн долларов, а общий доход четырех заместителей гендиректора КТК составляет $4,33 млн в год. К этим суммам надо прибавить различные компенсации — аренду жилья, медстраховку, автомобили и др. КТК, наверное, единственная в мире компания, где гендиректор (российский гражданин) получает в два раза меньше своего зама.
Во времена СССР такое раздувание штатов в русской провинции, непосредственно рядом с «горячим» Кавказом, можно было бы прикрыть высшими интересами США. Но сейчас нет холодной войны и в чем смысл держать такое количество резидентуры?
«Шеврон во все проекты хочет влезть и ничего не платить», - охарактеризовал в разговоре со мной один из источников, близкий к руководству КТК. Естественно, что у российских (и не только) акционеров такая позиция накапливает раздражение. В июне 2011 года было разорвано соглашение о партнерстве между Chevron и «Роснефтью» в рамках проекта разработки месторождения «Вал Шатского» на шельфе Черного моря.
В рамках подписанного всего год назад (в июне 2010 года) соглашения Chevron брала на себя обязательства по привлечению финансирования в размере $1 млрд на геологоразведку, но так и не привлекла. Теперь «Роснефть» ведет переговоры по привлечению в проект по работе на этом черноморском участке с двумя компаниями, в том числе с американской ExxonMobil, сообщил на днях журналистам глава компании Эдуард Худайнатов. Не смогла Chevron заменить ВР и в освоении арктического шельфа.

Экспорт коррупции вместо технологий

Действия Chevron вызывают сильное раздражение у других акционеров. Правительство Казахстана накопило немало претензий к компании, в частности, в связи с экологией и объемами инвестирования. Да и у России есть, что припомнить американцам.
В 2007 году российским властям с огромным трудом удалось прекратить выкачивание из КТК денег в пользу зарубежных акционеров. Суть схемы состояла в следующем. С помощью заниженного тарифа на прокачку нефти компанию вгоняли в убыток. Прибыль от низкого тарифа получала «Шеврон» как основной поставщик нефти для КТК. К середине 2007 года на компании висело примерно 5,5 млрд долларов долга. Причем этот долг непрерывно возрастал. Кредиты компания могла брать только у своих акционеров, то есть того же «Шеврона», который установил ставку в 12%. Компанию КТК – Р (российское юрлицо КТК) вели к банкротству, которое, кстати, было предусмотрительно запрещено учредительными документами. Тариф прокачки нефти в последнее время был увеличен с $30,24 до $38 за тонну, а процентная ставка по привлеченным заемным средствам снизилась с 12,66% до 6% годовых. Но в обмен на это Shevron получила возможность распределения львиной доли подрядов. Однако этого показалось мало. И стоимость подрядов выросла на треть!

В ФНС подсчитали, что консорциум уклонился от уплаты налогов за счет «налоговой схемы» за 2004-2005 годы на сумму 4,7 млрд рублей. Глава ФНС писал тогда премьеру, что «учредители-заимодавцы знали о невозможности соблюдения ЗАО КТК-Р графика погашения задолженности и таким образом целенаправленно увеличивали сумму основного долга», на который начисляются проценты. Под заимодавцами ФНС недвусмысленно подразумевает американскую компанию. Когда-то такая схема была согласована американцами с российскими чиновниками, так что надо говорить не только о мошенничестве, а об экспорте Chevron коррупции вместо нефтяных технологий. В США четко прописана ответственность за коррупцию граждан США к тому же работающих в американской компании. При желании администрация Обамы могла бы в рамках «перезагрузки отношений» показать реальный пример антикоррупционного расследования.

Михаил Хартман, эксперт Центра Изучения Региональных Проблем
{videos}

Сергей
+114.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке