Термокружки

О российском поводе задуматься для Всемирной психиатрической ассоциации

05.12.2011

Радио «Свобода» выпустило в эфир передачу об известном российском правозащитнике Владимире Буковском. Президент Гражданской комиссии по правам человека Петербурга Роман Чорный прокомментировал данную важную радиопередачу в части о советской «карательной психиатрии» и ее позорном современном российском наследии.

Русская служба радио «Свобода» выпустила передачу о Владимире Константиновиче Буковском в рамках серии передач под названием «Алфавит инакомыслия» (http://www.svobodanews.ru/content/transcript/24406600.html - по состоянию сайта на 03.12.11). В.К. Буковский стал известен, в частности, за его критику практики «карательной психиатрии», расцветшей в послевоенном СССР. На Западе Владимир Буковский стал известен благодаря своим книгам, например: «И возвращается ветер», в английском переводе: «To Build a Castle» (Построить замок).

Книга правозащитника Буковского была написана с прекрасным юмором, что видно из такой цитаты: ''А зэки - те додумались даже в Мавзолей Ленину жалобы писать! Вы ж говорите, он вечно живой - пусть разбирается. И ничего, аккуратно извещает комендатура Кремля, что жалоба переслана по принадлежности. Ответ обычно приходит из районной прокуратуры. Обычный ответ, что все по закону и жаловаться не на что''.

Вот что пишет о Владимире Константиновиче «Свобода»: «В мае 1963 впервые арестован за попытку размножить ''Новый класс'' югослава Милована Джиласа. Признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение в Ленинградскую спецпсихбольницу, там познакомился с опальным генералом Петром Григоренко, а впоследствии ввел его в диссидентский круг. На свободу Буковский вышел в феврале 1965.

В начале декабря 1965 он принял активное участие в подготовке "митинга гласности" в защиту Андрея Синявского и Юлия Даниэля, за это снова был задержан и госпитализирован. Выпущен в июле 1966.

В третий раз арестован за организацию демонстрации протеста против ареста Александра Гинзбурга, Юрия Галанскова и их друзей. Эта демонстрация состоялась 22 января 1967 на Пушкинской площади в Москве. На этот раз власти предпочли осудить его как вменяемого, то есть психически здорового...»

«Алфавит инакомыслия» рассказывает и о том, как в середине 1970 года американский корреспондент в Москве Уильям Коул записал на кинопленку свои беседы с советскими правозащитниками: Петром Якиром, Андреем Амальриком и Владимиром Буковским и др. Летом 70-го года американский телеканал ''CBS'' показал эту запись. Через два дня после этого звуковая дорожка тех бесед была передана в немецкий Мюнхен, на Радио «Свобода». Она шла в радиоэфире на всю «Империю зла».

Отрывки бесед с Владимиром Буковским были ретранслированы в недавней передаче на «Свободе»: «Что представляет из себя Ленинградская специальная психиатрическая больница? Представьте себе тюрьму, старую тюрьму, которая была тюрьмой до революции, в которой содержится около тысячи людей, больше половины которых — убийцы, люди, совершившие тяжелые преступления и совершившие их в состоянии невменяемости, люди действительно больные. Остальная часть - политические заключенные, инакомыслящие, для которых не нашлось статьи в уголовном кодексе, не нашлось возможности наказать их иначе, чем вот таким способом.

Обитатели этой больницы, заключенные, это люди, совершившие такие действия, которые, с точки зрения власти, являются преступлением, а с точки зрения закона преступлением не являются. И для того, чтобы каким-то образом изолировать их, для того, чтобы каким-то образом их наказать, этих людей признают невменяемыми и, как больных, содержат в тюремной психиатрической больнице...

Многие люди, десятки, сотни людей теперь признаны невменяемыми и отправлены в разные больницы, в основном, специального типа, такие как Казань, Ленинград, Черняховск, Сычевка. Из этого учреждения значительно труднее выйти, чем попасть в него. Прежде всего, для того, чтобы выйти оттуда, нужно официально, открыто заявить врачам, что ты признаешь себя больным: да, я был болен, да, все, что я делал, я делал в состоянии невменяемости. Второй пункт, который необходимо решить там: да, я поступал неправильно. Нужно заявить, что ты отрекаешься от того, что ты делал...

Режим этой больницы напоминал тюремный режим - один час в день прогулки, запертые камеры, один раз в месяц свидание...Врачи сами понимали, что это не больница, а тюрьма... В этой больнице очень легко совершить какую-то провинность. Наказания же весьма суровы... Первое наказание относится к наказаниям медицинскими средствами. Известное, я думаю, везде средство суфльфазин применяется в случае, если пациент этой больницы, заключенный этой больницы совершил какой-то проступок, допустим, грубо ответил врачу на какой-нибудь его вопрос или заявил, что врач в данной больнице - палач в белом халате...

Сульфазин - довольно болезненное наказание, от него поднимается температура до 40 градусов, человек чувствует лихорадку, он не может встать, не может пошевелиться. Это продолжается один-два дня. Если такое лечение повторяется, такие меры повторяются, это может продлиться и неделю, и 10 дней.

Вторым наказанием является средство под названием аминазин. Это психотропное средство, тоже известное в других странах. От него пациент чувствует сонливость, отупение, он может спать несколько суток подряд. И если такое лекарство применяется как система, то он может спать в продолжение всего употребления этого лекарства.

Третьей мерой наказания было, как у нас это называлось, ''укрутка''. Это использование влажной парусины, длинных кусков парусины, в которые заматывался пациент от пяток до головы, заматывался настолько полотно, что было трудно дышать. И когда эта парусина начинала сохнуть, она сжималась, и человек чувствовал себя еще хуже...»

Президент Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека, врач, Роман Чорный так прокомментировал передачу, вышедшую в эфир русской службы Радио «Свобода»: «Практика «карательной психиатрии» является позором для любой здравомыслящей страны. После падения СССР были робкие попытки некоторых отечественных психиатров осудить это уродливое явление. Через несколько лет в прессе российские психиатры стали заявлять, что «карательной психиатрии» в СССР якобы не было. Для сравнения: в конце 90-х годов немецкие психиатры признали ответственность немецкой психиатрии за участие в создании идеологии нацизма и за массовые убийства психически больных. От этого они не проиграли, а только выиграли.

Хотя нынешние российские психиатры отрицают применение в современной российской психиатрии сульфазина и «влажных укруток», то использование препарата «аминазин» с варварскими побочными действиями, сравнимыми с пытками, по-прежнему, является массовым в психиатрии РФ. Все там же, на Арсенальной улице в Петербурге расположена психиатрическая больница для так называемых «принудчиков», она, по-прежнему, во многом, похожа на тюрьму.

Российские психиатры вновь вошли во Всемирную психиатрическую ассоциацию с условием существенно гуманизировать отечественную психиатрию. Похоже, что этого не произошло. Может быть это серьезный повод задуматься для Всемирной психиатрической ассоциации и сделать соответствующие ситуации выводы?!»

Международная Гражданская комиссия по правам человека была создана в 1969 году Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом
{videos}

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке