Термокружки

Водка.. Маринка…водка….пивбар…..

02.02.2012

«Иногда вы можете чувствовать себя как листок, гонимый ветром по пыльной улице, или как песчинка, которая лежит и лежит на одном месте. Но кто сказал, что в жизни царит покой и порядок? Это не так. Человек – это не изорванный ветром листок и не песчинка: он в той или иной степени сам способен начертить карту своего пути и пройти по нему». Л. Рон Хаббард. Февраль 2006 года. Сибирская деревня. Не сказать, чтобы сильно глухая – все-таки около тысячи жителей, да и ближайший город не очень далеко – 225 километров.

«Иногда вы можете чувствовать себя как листок, гонимый ветром по пыльной улице, или как песчинка, которая лежит и лежит на одном месте. Но кто сказал, что в жизни царит покой и порядок? Это не так. Человек – это не изорванный ветром листок и не песчинка: он в той или иной степени сам способен начертить карту своего пути и пройти по нему». Л. Рон Хаббард.

Февраль 2006 года. Сибирская деревня. Не сказать, чтобы сильно глухая – все-таки около тысячи жителей, да и ближайший город не очень далеко – 225 километров.

Прежде чем открыть глаза, он подумал: «Боже, что на этот раз?». Резко поднял веки. Осмотрелся. Незнакомая мрачная комната. Ни одного предмета мебели, кроме того подобия кровати, на которой он сейчас лежал. Нарастающее чувство тревоги отодвинуло на второй план все остальные ощущения, включая похмелье после четырехдневного запоя. «Где я? Как здесь оказался? Почему я лежу в куртке и шапке?»

Покопавшись в похмельной голове и не найдя ответа, он медленно встал и подошел к отверстию в стене. Отверстие в стене было заколочено фанерой, и лишь по наличникам и ветерку, сквозившему через небольшие щели, он понял, что это когда-то было окном. Вернувшись обратно на кровать, он сел и снова попытался собраться с мыслями. В голове, беспорядочно меняя друг друга, проносились картинки: школьная мастерская, водка, завхоз, водка, сельский клуб, водка, Маринка, водка, пивбар…..

Вдруг чье-то сонное бормотание прервало ход его мыслей. В соседней комнате на кровати он увидел два тела. При виде их, его охватил ужас! Это были Собакин и Марго, полулюди – полуживотные, спившиеся напрочь существа, которые умудрились даже в деревне стать бомжами. Он понял, что провел эту ночь с ними под одной крышей, и от осознания этого ему стало дурно. С трудом найдя выход, он выбрался на улицу. Еще не до конца рассвело. «Хоть бы никто не увидел меня, выходящего в такое время из этого логова». До дома ему нужно было пройти километр.

В свои 33 года он жил с родителями в доме, где прошло его детство. Родители, очень уважаемые в деревне люди, всю жизнь делали из него человека. Он отлично учился в школе; активно и успешно занимался спортом; поступил, пройдя серьезный конкурс, в университет на престижный факультет. Казалось, он навсегда подружился с парнем по имени Успех.

Но в какой-то момент все пошло не так. Попав в город, он обнаружил в себе и другие «таланты». Спиртное, женщины, криминал. И все это в очень больших количествах. На учебу времени не оставалось, пришлось бросить университет. Родители, как могли, пытались повлиять на него, но это не помогало. Со временем тяга к алкоголю стала хронической.

Так, в пьяном угаре, пролетело 16 лет. Дом не был построен, дерево – не посажено, сын – не рожден. Ни нормальной работы, ни семьи, ни друзей, ни возможности отмотать назад эти 16 лет. Со временем он начал понимать, что положение слишком серьезное, но никакого выхода не видел. Чудес не бывает. Жизнь кончена.

Именно об этом он думал, идя домой этим февральским морозным утром. Километр пути. Дома его ждал разговор с родителями. Они не видели и ничего о нем не слышали 4 дня.

Февраль 2011 года. Самолет Владивосток – Москва уже пролетел половину своего маршрута. На месте 15F сидел мужчина средних лет и задумчиво смотрел в иллюминатор. И если бы не изредка появляющаяся на его лице улыбка, можно было подумать, что он спит с открытыми глазами.

Он вспомнил свою командировку. Все прошло на высшем уровне. Встречи, переговоры, сделки, новые партнеры – два дня во Владивостоке пролетели незаметно. На соседнем сиденье храпел тучный сосед. Но это не могло испортить настроение мужчины – пассажира кресла 15F.

Стюардесса, наклонившись, предложила: «Вино белое, красное, виски. Будете что-нибудь?» «Спасибо, не пью», - ответил мужчина и улыбнулся. Он летел домой, в Москву. Его ждали дела – уже несколько раз звонили с работы и сообщали, что руководители нескольких компаний ждут его возвращения, чтобы решить различные вопросы, связанные с бизнесом. «Дела подождут», - решил мужчина и подумал о своей жене, умнице и красавице, которая ждала его дома, в их новой, недавно купленной, московской квартире. «Дела подождут», - сказал он вслух и вдруг вспомнил, как когда-то, лет пять назад, ранним февральским утром возвращался домой после загула. Ему нужно было пройти тот километр наедине с самим собой.
«Дела подождут, - сказал он еще раз, - вся жизнь еще впереди».

«Кто-то может подумать, что уже поздно что-то делать, что старая дорога завела его в такие дебри, что нет никакой возможности начертить какой-то другой маршрут на будущее. Это не так. Всегда есть какая-то точка на дороге, откуда можно проложить новый маршрут. И стараться идти по нему. В мире нет человека, который не мог бы начать все заново», - это слова все того же автора - Л. Рона Хаббарда, которые он написал в книге «Дорога к Счастью». Эта книга является моральным кодексом, содержащим 21 наставление для более счастливой жизни.
{videos}

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке