Термокружки

Уроки добра


- А если мне ничего не понравилось, можно я так и напишу? Белобрысый мальчишка с внешностью хулигана из «Ералаша» хитро смотрит на Сергея. -Ты можешь написать все, что хочешь – спокойно отвечает Сергей. Сергей – лектор общественного некоммерческого фонда «Родители за мир без преступности и наркотиков». В небольшом классе столичной коррекционной школы-интерната он только что прочитал заключительную антикриминальную и антинаркотическую лекцию, и попросил детей написать свои впечатления. Одни вытягивают шеи, чтобы посмотреть, что пишет сосед. Другие – прикрывают свои ответы рукой.

- А если мне ничего не понравилось, можно я так и напишу?
Белобрысый мальчишка с внешностью хулигана из «Ералаша» хитро смотрит на Сергея.
-Ты можешь написать все, что хочешь – спокойно отвечает Сергей.
Сергей – лектор общественного некоммерческого фонда «Родители за мир без преступности и наркотиков». В небольшом классе столичной коррекционной школы-интерната он только что прочитал заключительную антикриминальную и антинаркотическую лекцию, и попросил детей написать свои впечатления. Одни вытягивают шеи, чтобы посмотреть, что пишет сосед. Другие – прикрывают свои ответы рукой.

Здесь только мальчишки – все очень живые и активные. Все почему-то в спортивной одежде. Все – сироты.

Сергей читал для этих детей лекции два года. Они уже считают его своим наставником. Три воспитательницы здороваются с Сергеем, как здороваются знакомые люди, и садятся за последнюю парту – фонд всегда приветствует присутствие учителей на занятии.

На экране проектора мигает меню диска «Дорога к счастью». Можно посмотреть фильм, можно – социальные ролики по мотивам основных глав одноименной книги. Дети просят фильм, но Сергей разводит руками – у нас сегодня мало времени, по случаю окончания серии лекций вас ждет праздничный концерт.

Сергей предлагает мальчикам выбрать ролики для просмотра.
- Пятый!
- Третий!
- Второй!
- Нет, давайте шестой!

Сергей щелкает мышкой – и мы смотрим поучительный ролик о том, как опасны сплетни. Сюжет прост – блондинка сказала что-то лживое и не очень лестное о брюнетке. По университету поползли слухи, брюнетка стала объектом издевок и насмешек. Злая ложь довела до края – дружок оклеветанной девушки решил защитить честь подружки, подравшись с одним из обидчиков. Обидчик достал пистолет... Мораль – не говорите неправду.

Смысл остальных роликов – стар как мир. Не принимайте наркотиков. Не обижайте хороших людей. Будьте достойны доверия. Возвращайте долги вовремя. Не крадите. Следите за здоровьем. Верьте в свои силы. Будьте трудолюбивы. Уважайте религиозные верования других.

Сергей спрашивает, понравились ли детям лекции. Рыжий непоседа Максим кричит громче всех:

-Да-да, мне очень понравилось!

Остальные перебивают друг друга, но общая мысль ясна: им действительно было интересно. Я внимательно смотрю на того, который спрашивал, можно ли написать, что ничего не понравилось. Он улыбается, но молчит.

Книга «Дорога к счастью», по которой проводятся лекции, внесена в Книгу рекордов Гиннесса – она переведена на 97 языков и распространяется в 170 странах мира. В Колумбии и Венесуэле – на государственном уровне. Написал книгу в 1981 году Л. Рон Хаббард.

Однако во время занятия, да и в самой книге, не говорится ни слова ни об авторе, ни о его религиозных воззрениях.

- Лекции намеренно не носят какой-либо политический или религиозный подтекст, – объясняет директор фонда Ирина Животягина, – мы работаем по этой книге, потому что в ней просто и понятно объяснены правила счастливой жизни – не пить, не курить, уважать родителей, честно трудиться…
- Это похоже на заповеди.
- Это не заповеди. Заповеди, все-таки, на мой взгляд, привязаны к религии. А у нас - советы. Наставления. Наши лекторы – люди с разными религиозными, политическими, жизненными взглядами. Но их всех объединяет желание сделать наш мир лучше.

Для Ирины фонд – любимое дело. Правда, не единственное – она владеет собственным рекламным агентством. Лекторы фонда работают, по ее словам, «по порыву души». В неделю фонд организует от пяти до пятнадцати лекций. Для школ они абсолютно бесплатны.

- Мои лекторы – самые разные люди. В основном, это люди, которые работают сами на себя. Владельцы небольшого собственного бизнеса. Одна девушка вместе с мужем продает на выставках мёд. Есть актриса, снимается в кино. Есть пенсионерка, которая в тюрьме сидела. Она прошла реабилитацию с помощью центра «Криминон» и потом пришла работать к нам.

Сергей-лектор говорит, что «работал в разных местах». Последний раз – собирал автоматы. «Калашникова?» - спрашиваю я. «Платежные» - улыбается он в ответ.

В конце лекции приходит заместитель директора по воспитательной работе Анна Павловна. Маленькая и очень домашняя, она искренне благодарит фонда за «уроки добра». Потом происходит обмен благодарностями в деревянных рамках – Животягина - Анне Павловне, мальчик Максимка - Сергею. «Это..ну.. спасибо вам…. От всего коллектива. За…эти.. занятия» – Максим смущается, ведь его снимает оператор фонда, да еще я периодически щелкаю никоновской «мыльницей».

Дети спешат разбежаться – ведь в актовом зале вот-вот начнется обещанное «шоу мыльных пузырей». Больше всего торопится Данилка – он спрашивает меня раз десять «а пузырьки будут? Нет, ну точно будут? Точно-точно?».

Пока он прыгает вокруг, я пытаюсь поговорить с каким-нибудь ребенком. Я хочу сама, без лекторов, воспитателей и учителей, узнать – нравятся им занятия или нет? Интересно им или это так – «обязаловка».
- Влад, скажи, тебе нравятся лекции, которые читал Сергей?
Влад – самый взрослый и самый спокойный. В начале занятия он угощал меня лакричными мармеладками – «мне их волонтер из Африки привез». Влад смотрит на меня темно-карими глазами олененка Бэмби.
- Очень нравятся.

Потом, уже после концерта, сидя в небольшом закутке перед кабинетом директора, Сергей-лектор расскажет мне, как однажды в кабинет Анны Павловны забежали два мальчика. Они увидели там Сергея, который пришел для того, чтобы уточнить расписание. «Один воскликнул – «ура, наша «дорога к счастью» пришла!», – смеется лектор – мне пришлось сказать, что сегодня занятия не будет. А они так расстроено протянули – «ну почемууу?». Было очень приятно. А потом один из них – как раз Влад – подошел ко мне и очень серьезно сказал: «Вы такое нужное дело делаете».

… Ира Животягина помогает расставлять стулья в актовом зале. Девчонки и мальчишки, крича и гогоча, стремятся занять место получше. Когда Ира выносит на сцену плакат фонда, малышня затихает – концерт ведь не только для тех, кто слушал лекции, но и для тех, кто про «дорогу к счастью» ничего не знает. А значит – Ирину в глаза не видел. Поэтому дети настораживаются – а ну как она сейчас начнет пузыри выдувать? Так и пропустить самое интересное можно!

Приглашенный артист Егор Хахуляк в костюме пирата выходит к маленьким зрителям – и те визжат от восторга. Я вижу, как десятки пар детских глаз загораются от восторга и расширяются от удивления – огромные разноцветные мыльные пузыри на долю секунды зависают над сценой и разлетаются на тысячи брызг. Завораживающее зрелище.

Егор вызывает на сцену Ирину. Она становится в центр лежащего на полу резинового круга и Егор, с помощью обычного обруча, на несколько мгновений окружает ее мыльной стеной. Ирина внутри огроменного дрожащего пузыря. Дети кричат – «и я!, и меня! И я так хочу!».

Напарница Егора, Соня, объясняет мне – «мы намеренно не вызвали ребенка. Ведь один будет счастлив, а другим – завидно.»

После завершения представления дети вприпрыжку бегут на сцену. Пока Егор не успел убрать реквизит, нужно все потрогать своими руками. И только строгие воспитательницы призывают к порядку. Школьники расходятся. Оставшиеся взрослые выстраиваются в очередь – им тоже хочется в пузырь. Сквозь мыльную стенку актовый зал приобретает радужное свечение.

… Мы ждем, пока оператор закончит съемку в кабинете директора. Ирина Животягина уже отснялась и я могу помучить ее расспросами.
- Вы вообще сами видите позитивные результаты своей деятельности?
- Конечно. Мы в первую очередь спрашиваем преподавателей и воспитателей. Ведь они общаются с детьми практически постоянно. Анна Павловна нам призналась, что после занятий мальчики стали добрее. Стали лучше относится друг к другу. Благодаря занятиям стало меньше нарушений дисциплины. Поэтому я могу с гордостью сказать, что работа нашего фонда не проходит зря. Мы все-таки меняем что-то не просто в интернате, а в самих детях.

Я не могу понять, что же подтолкнуло молодую современную девушку заняться организацией антинаркотических и антикриминальных лекций. В нашем мире, где в общем-то позиция «моя хата с краю» стала чуть ли не слоганом современности, взрослые образованные люди идут в школы, тратят свое свободное время на чужих детей. Чужих? Ловлю сама себя за мысль. А может быть, в том-то все и дело – ни Ирина, ни Сергей, ни другие лекторы фонда не считают этих детей чужими. Их никто не имеет право считать чужими. Потому что все мы живем в одном мире. Все мы дышим одним и тем же воздухом. Все мы – люди.

- Я познакомилась с Татьяной, директором Центра Криминон, - продолжает Ирина, - и она мне рассказала, что Криминон занимается чтением лекций для школьников. Мне это очень понравилось. Мне захотелось тоже что-то сделать для общества. У меня пятилетняя дочка. Когда она родилась, я стала обращать внимание на детские сады и школы – как там обращаются с детьми. Я стала замечать, как много на улицах малолетних хулиганов, как часто дети курят или пьют пиво. Я поняла, что не хочу, чтобы моя дочь встретилась с агрессией, насилием. Я не хочу, чтобы моему ребенку одноклассники предложили наркотики. Я вообще не хочу, чтобы дети принимали наркотики».

Ирина не стала спихивать ответственность за воспитание подрастающего поколения на школу. Не стала надеяться на «русское авось». Она решила что-то изменить – и начала с просвещения детей и взрослых. Рассказать, как вредны и опасны наркотики. Рассказать о том, что не нужно врать. Не нужно воровать. Но всегда нужно стремиться к саморазвитию и верить в себя.

- Мне очень нравится читать лекции. Это одна из тех вещей, которая меня не просто вдохновляет, но и ведет по жизни. Я прихожу и вижу детей, у которых такой открытый порыв, чистое стремление узнать что-то новое. Они чувствуют, что мне интересно с ними, и им становится интересно со мной. Мне с ними не скучно – мне реально важно не только отчитать материал, но и узнать их мнение. Дети же очень прямолинейны – до резкости. Им либо нравится – либо нет.

Сотрудница «Криминон» Ковешникова Алла, с которой я несколько дней спустя делюсь впечатлениями от мероприятия, говорит, что два года назад она сама начинала работать с детьми этого интерната: «Я опекаю мальчика Алешку. Езжу к нему на выходных, но привожу не подарки - привожу общение. Они ведь очень изолированы по сути. С такими детьми нужно общаться – чтобы они не делили людей по принципу «подарили подарок или не подарили», чтобы они видели в мире множество дорог. Моя подруга начинала читать там лекции – о первой у нее остались не самые приятные воспоминания. Дети стали рассказывать ей о своих взрослых опытах – кто сколько выпил, кто когда начал курить. Стало ясно, что нужно работать с ребятами. И фонд «Родители за мир без преступности», на мой взгляд, добился значительного прогресса. Я по своему Алешке сужу».

Сергей-лектор пришел в фонд через другую организацию – «Краски детства». Но по тем же причинам, что и Ирина – «у меня двое детей. 11 и 8 лет. И я хочу, чтобы у них была счастливая жизнь. В их школе было несколько неприятных инцидентов. Плохих. Связанных с наркотиками. И мне захотелось что-то изменить. Вот почему я работаю в фонде».

Интернат, в котором мы общаемся, выглядит очень уютно и благоустроенно. Чистенько. Отремонтированные классы. К вечеру дети переодеваются в «домашнее» и теперь в кабинет Анны Павловны иногда заходят девочки и мальчики в пижамах и халатах.

- Вы видели того парнишку, который сейчас вышел из кабинета? – спрашивает она у меня. Киваю. Видела. Такой мелкий и в конопушках мордочка. – Нет, он не маленький. Вадик. Мальчик-ужастик. Недавно к нам поступил – приемная семья вернула. Очень непослушный. Сейчас вон Оксану неприлично обозвал. Я его спрашиваю – ты хоть знаешь, кто это такие? Он говорит – знаю, они на Ленинградке стоят. Говорю – ну разве Оксана такая? Он головой мотает, а извиняться не хочет. Так и убежал. Теперь понимаете, как нам важны «уроки добра»? а Оксана Вадику еще устроит.
Анна Павловна не из Москвы, как и большинство воспитателей. Они трудятся посменно – пять суток работы и пять суток отдыха.
- У нас сто детей. С первого класса по девятый. Двадцать воспитателей. Почему не из столицы? Москвичи за такие деньги нынче не работают. У кого-то дорога целый день занимает – есть воспитательницы из Владимирской области. Я сама еду три часа. За триста рублей в один конец.
- Я видела среди воспитанников совсем маленьких. Дошколят…
- У нас два детсадовца – девочка и мальчик. В прошлом году хотели нам дать детсадовскую группу. Но не набрали. А эти два ребенка у нас пожили летом, нам было жалко с ними расставаться. И мы их отправили в детский сад. На общественных началах воспитатели возят детишек. В свое нерабочее время. А куда их деть?.... Понимаете, если все делать за оплату, то…

Мысль прерывают три девчонки лет четырнадцати, которые пришли позвать Анну Павловну пить чай.
-Не пойду, я занята. Видите? – строго говорит она. Когда они уходят, воспитательница поясняет – Они просто плохо себя ведут в последе время. Не буду пить с ними чай. То есть, потом-то я, конечно, приду, но пока пусть подумают о своем поведении.

Пока мы сидим, в кабинет периодически забегают воспитательницы. Что-то взять, что-то спросить. Увидев Сергея, они спрашивают: - а вы дочитали лекции, да? Больше не будете?» И не дождавшись его ответа, тараторят – «нет, вы нас не бросайте. Еще приходите!»

Одна воспитательница приходит, чтобы отчитаться – возила ребенка в театр «Ромэн». «Устала, но ему понравилось». Детьми в интернате действительно занимаются. Помимо сотрудничества с фондом «Родители за мир без преступности», интернат работает с другими благотворительными организациями – например, православные активисты раз в неделю возят детей в церковь. Обязательны тут и спортивные тренировки, и музыкальные кружки. Но главное, по словам Анны Павловны, - «научить детей жить».
В интернат регулярно приносят вещи жители окрестных домов – игрушки, книжки, одежки. Раньше руководство просто раздавало подарки детям. «Некоторые кривились – фу, обноски. Мы испугались, что у детей выработается чувство, что им кто-то что-то обязательно должен. Сами понимаете, насколько опасно такое мировоззрение».

И тогда администрация интерната придумала выход – была сделана специальная валюта. Только «для своих». Самодельные деньги выдают воспитатели – за хорошее поведение и успехи в учебе. Потратить заработанное можно в магазине, где за прилавком стоят дети.

«Ребята с гораздо большим вниманием относятся к вещам, которые смогли купить сами. У них появляется ответственность – говорит Анна Павловна. – и чувство собственного достоинства – «меня не пожалели, я заработал сам».

Когда я приезжаю домой, мысли сами складываются в логическую цепочку. Личная выгода вполне может обернуться выгодой для всего общества. После выборов 4 декабря я решила пойти в наблюдатели. Я не хотела, чтобы меня обманывали. Мои знакомые смеялись над моим энтузиазмом –«зачем тебе это нужно? Ты веришь, что можешь что-то сделать?». Я не верила. Я просто пошла и отработала. И на моем участке выборы были честными – зуб даю.

Ирина, Сергей и их коллеги по фонду тоже в первую очередь думали о родных детях. Об их окружении. Но оказалось, что окружение – это целый мир.

Еще два дня, когда я закрывала глаза, передо мной мелькали детские лица – Ромки, Максимки, Лешки, Аленки, Наташки, Сашки, Юльки, Славки, Ольки…

Понимаете, мы же не провидцы и не можем сказать наверняка, какая их ждет жизнь. Детство им уже досталось совсем не сказочное. С малых лет они ощутили горечь потери или предательства. Поэтому общество не имеет права предавать этих детей еще раз и закрывать на них глаза.

Если белобрысый Алешка или рыжий Максимка в трудную минуту вспомнят, что давным-давно, в детстве, в интернате, дядя Сергей сказал каждому из них, что нужно идти к своей цели. Нужно верить в свой талант. Что никто и ничто на свете не может тебя сломать. Потому что ты сильный, добрый и умный. И тогда даже в самый темный час жизни эти ребята не сдадутся, не пойдут по кривой дорожке, не предадутся отчаянью. И это будет огромная победа. И тогда по-настоящему, а не по-киношному, добро выиграет у зла. И мир станет чуть лучше.

Утопия?

Конечно.

Если ничего не делать.

Марина Костюкова.

За дополнительной информацией о деятельности «Криминон» обращайтесь:
www.criminon.ru 8-926-154-55-54
{videos}

Natalia
+3
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке