О российском Законопроекте в защиту прав сирот из детдомов

28.03.2012

Законопроект «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» находится на рассмотрении в Государственной Думе России. Заявление Президента Гражданской комиссии по правам человека Санкт-Петербурга (http://www.cchr.spb.ru) по этому поводу — в данном пресс-релизе.

Данный проект Закона направлен на создание нового общественного института: наряду с федеральными и региональными органами государственной исполнительной власти, за соблюдением прав ребят, оказавшихся в интернатных учреждениях, должны наблюдать общественные комиссии, - информирует «Парламентская газета» (http://pnp.ru/newspaper/20120316/8481.html - по состоянию сайта на 25.03.12).

По словам Уполномоченного при Президенте РФ по правам ребёнка, Павла Астахова, нарушение прав детей, живущих в детских домах, обычно связано с нецелевым расходованием бюджетных средств. К примеру, в 170 километрах от Санкт-Петербурга есть детдом, в который за прошлый год не поступило ни копейки, а бюджетные средства списывались на нужды чиновников местной администрации. Законодатели и эксперты надеются, что созданные в случае принятия этого документа общественные наблюдательные комиссии смогут такие обнаруживать подобные нарушения.

«У нового закона есть важная функция – контроль над ситуацией в такой закрытой сфере, как интернаты и детские дома, где порождается огромное количество нарушений, но воспринимать его как панацею от всех бед ни в коем случае нельзя, – прокомментировала законопроект Президент Благотворительного фонда «Волонтёры в помощь детям-сиротам», Елена Альшанская. – … к сожалению, законопроект никоим образом не меняет существующую систему».

Многие положения данного документа аналогичны положениям Федерального закона Российской Федерации «Об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания и о содействии лицам, находящимся в местах принудительного содержания» с учётом специфики институциональных учреждений для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В частности, система формирования общественных наблюдательных комиссий в этих двух нормативных актах одинакова.

По мнению одного из разработчиков документа, члена Общественной палаты России, защитника прав детей Бориса Альтшулера, он направлен на преодоление закрытости этих учреждений и тем самым на кардинальное оздоровление ситуации. «Сейчас к нам поступает много замечаний, поправок, идёт очень серьёзная работа», – сказал г-н Альшуллер в интервью «Парламентской газете».

Одно из отличий законопроекта от закона, защищающего интересы осуждённых, в том, что помимо региональных наблюдательных комиссий, планируется и создание федеральной наблюдательной комиссии. «Не всегда и не всё можно сделать местными силами, мы с этим уже сталкивались, – полагает Борис Альтшулер. – Да, федеральная наблюдательная комиссия – это ещё одна комиссия, но ведь бывают случаи, когда в регионах ничего не выявляют, а жалобы оттуда всё поступают. И разобраться в этом – задача федералов».

По мнению разработчиков, крайне важно и то, что Федеральной общественной наблюдательной комиссии законопроект предоставляет право направлять своих членов для участия (с правом совещательного голоса) в работе комитетов и комиссий Государственной Думы, Совета Федерации, а также в заседаниях коллегий федеральных органов исполнительной власти. Наряду с этим вводится институт доверенных специалистов.

«Контролёр может взять с собой психиатра, соцработника, врача, психолога, – комментирует Борис Альтшулер. – Причём он не вправе брать того, кого хочет: будет создана заранее утверждённая общественной наблюдательной комиссией база данных специалистов».

Роман Чорный, педиатр и Президент Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека, обращает внимание на то, что общественные наблюдательные комиссии должны формироваться из общественников, ранее хорошо зарекомендовавших себя в деле защиты прав детей, а не из «свадебных генералов», рекомендованных региональными органами исполнительной власти. Ведь работа этого нового института, во многом будет зависеть от персоналий. В качестве положительного примера, Роман Чорный указывает на работу Санкт-Петербургского детского омбудсмена Светланы Агапитовой, в прошлом неоднократно эффективно защищавшей права детей-сирот из детских домов.

Мария Каннабих, ранее – председатель Общественного совета при Федеральной службе исполнения наказаний, считает на основе опыта применения закона об общественном контроле за обеспечением прав человека в местах принудительного содержания, что «без решения вопроса финансирования общественные наблюдатели работать не смогут, поскольку комиссиям требуются помещение, телефон, на который граждане будут звонить и жаловаться, постоянный дежурный на этом телефоне, также необходим сайт, куда можно обратиться. Да и людям стоит как-то компенсировать их общественную деятельность».

«Парламентская газета» опубликовала несколько интересных комментариев на законопроект специалистов, так или иначе связанных с системой детских домов и интернатов. Так, директор муниципального образовательного учреждения «Школа-интернат №2» города Калуги, Ольга Шевченко заявила: «Нас прокуратура проверяет ежеквартально! Получается, что законодатели не доверяют тем, кто стоит на страже закона? Помимо этого нас проверяют Минобрнауки, Роспотребнадзор, МЧС, экологическая полиция, комиссия при горуправе, в которую входят представители опеки, соцстрах, трудовая инспекция. Недавно у меня была проверка медицинской деятельности, а в прошлом году Минобрнауки проверяло учебную составляющую...»

Гражданская комиссия по правам человека Санкт-Петербурга отмечает, основываясь на своем более чем 10-летнем опыте правозащитной деятельности, что, к сожалению, ведомственные проверки слишком часто неэффективны и проводятся крайне формально.

13-го февраля 2012 года Московское бюро по правам человека в своем заявлении в связи с серией самоубийств подростков утверждало: «Детские дома были и остаются болевыми точками российской жизни... Нередко озлобленные, растерявшие последние остатки человеческой совести сотрудники детдомов, интернатов обкрадывают детей, избивают их, применяют к ним изощреннейшие методы наказаний, больше напоминающие пытки. Московское бюро по правам человека уже заявляло о том, как в течение 2,5 лет в интернате для умственно отсталых в г. Мыски (Кемеровская область) умерло 27 детей-инвалидов. Они были крайне истощены из-за нехватки питания, медицинский уход отсутствовал: если воспитанникам и давали лекарства, то просроченные, с нарушенными условиями хранения. Директор интерната на скудные пенсии, выплачиваемые воспитанникам, покупал запчасти для автомобиля. В другом интернате администрация сдавала воспитанников в "аренду" местному предпринимателю-педофилу.

Нередко у воспитанников интернатов выстраивается иерархическая система, подобная армейской. Кто сильнее, тот и выживает. Отсюда избиения, насилие. Но даже при сносных условиях содержания в интернате, при нормальных взаимоотношениях воспитанников, незаживающие раны детей и подростков, отсутствие родительской любви, отсутствие всяких надежд становится для них мучительной повседневностью. И немногие могут выдержать этот ужас. Прессу захлестнула череда сообщений о самоубийствах подростков в интернатах...:

15-летняя Кристина после нескольких побегов из интерната в пос. Североонежск (Плесецкий район Архангельской области) повесилась... девочка очень скучала по дому, по родителям, у которых ее отобрали;

В Онежском детском доме Архангельской области найден повешенным 17-летний подросток. По факту гибели воспитанника детдома и после проверки всех обстоятельств будет дана оценка исполнению обязанностей администрации детского дома по воспитанию, содержанию и обучению несовершеннолетнего;

В Санчурском детском доме повесился 16-летний воспитанник. До сих пор причина самоубийства не известна... мальчик был скрытным, необщительным и неконфликтным... по сообщению следователей, "случаев жестокого обращения, унижения молодого человека не выявлено", только за этот год воспитанниками детского дома совершено восемь преступлений (в основном кражи), из них две групповых;

12 воспитанников детской школы-интерната Ижевска попали в больницу с ножевыми ранениями рук: выяснилось, что один из них – 17-летний неформальный лидер Артур заставил детей порезать себе вены и сам показал им пример. Ранее один из воспитанников совершил попытку суицида, другому выбили глаз. В ноябре 2009 г. были осуждены два воспитателя интерната, которые отбили почку непослушному подростку;

Воспитанник Абазинского детского дома Игорь Тоторов повесился в селе Бельтыры на чердаке дома своего товарища по приюту. До этого подросток сбежал из больницы, куда попал после избиения в детском лагере.

В России каждый десятый выпускник детского дома заканчивает жизнь самоубийством. Каждый пятый становится преступником, а каждый четвертый – бомжем. Эти цифры не нужно даже комментировать: страна, в которой такое происходит, если ей безразлична судьба детей-сирот, больна крайне тяжело».

Учитывая вышеописанные факты, комментарии чиновников на вышеуказанный законопроект удивляют... Так, Заместитель Министра образования Нижегородской области, Елена Родионова, в сфере ответственности которой находится социально-правовая защита детей в регионе, сказала в интервью «Парламентской газете»: «Мы – учредители образовательных учреждений, а значит, вместе с их руководителями несём полную ответственность за то, что там происходит... Сегодня в Минобрнауки есть служба надзора и контроля за исполнением законодательства. Мы тесно сотрудничаем с представителями аппарата уполномоченного по правам ребёнка, регулярно выезжаем в учреждения, общаемся с детьми. Я убеждена, что существующие органы исполнительной власти имеют все полномочия для того, чтобы в наших учреждениях был порядок. Просто каждому нужно качественно работать на своём месте».

С этим трудно не согласиться. Каждому нужно качественно работать на своём месте. Но почему тогда ситуация с правами детей-сирот в российских институциональных учреждениях столь далека от идеальной?!

Роман Чорный, президент Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека, заявил: «Законопроект об общественном контроле за соблюдением прав сирот необходим Российской Федерации, как воздух. Важно, однако, чтобы его суть не была выхолощена, чтобы у общественных контролеров были реальные возможности для помощи обездоленным сиротам. Иначе наша страна еще долго будет иметь практику «дисциплинарной психиатрии» в детских домах в отношении сирот, «дедовщину» и прочие подобные явления, не достойные цивилизованного государства».

Гражданская комиссия по правам человека Санкт-Петербурга является частью сети аналогичных учреждений в различных странах мира. Международная Гражданская комиссия по правам человека была создана в 1969 году Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом для защиты прав человека в области душевного здоровья

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке