Путч в Катаре: что это значит для России?

20.04.2012

На днях в Катаре была совершена попытка государственного переворота. Могла ли Россия вмешаться в эту ситуацию?

Внимание мировой общественности в последнее время было приковано к Катару, где, по сообщениям ряда СМИ, была совершена попытка переворота. Для России события в этой небольшой арабской стране, несмотря на всю ее удаленность, имеют очень важное значение. Как известно, Катар – наш главный газовый конкурент, активно пытающийся срывать наши сделки с европейскими партнерами за счет предоставления своего сжиженного природного газа (СПГ).
Для многих потребителей «голубого топлива» покупка СПГ является более предпочтительной, поскольку в этом случае они не зависят от сложной системы газопроводов, как в случае с Россией, которые в прошлом перекрывали Белоруссия и Украина.
В этой связи некоторые аналитики стали высказывать сожаление, что Россия никак не использовала попытку путча в Катаре если не для вывода из игры своего главного газового конкурента, то уж точно для того, чтобы сделать эту страну дружественной. Некоторые даже высказывали мнение, что бездействие российских властей говорит об их равнодушии и внешнеполитической нерасторопности. Но если разобраться, возможностей повлиять на ситуацию в Катаре у России практически не было.

Катар по отношению к России – не только экономический конкурент, но и политический противник. Напомним, что руководство Катара в лице правящей династии ат-Тани активно поддерживало боевиков на Северном Кавказе, снабжая их деньгами через разные «благотворительные фонды» и предоставляя убежище наиболее радикальным из них. Достаточно вспомнить ликвидацию в 2004 г. в Дохе (столице Катара) российскими спецслужбами Зелимхана Яндарбиева.
Впрочем, как известно, на этом враждебные действия по отношению к нам катарского руководства не прекратились. Взять хотя бы ситуацию в Сирии, нашем единственном арабском союзнике. Не секрет, что одним из главных застрельщиков «охоты на Асада» выступает сам катарский эмир, пообещавший выделить 100 млрд долларов на свержение дружественного нам сирийского режима.
Если же к этому добавить недавнее избиение в Дохе местными силовиками российского посла в Катаре Владимира Титоренко, то картина наших отношений с этой страной вырисовывается достаточно ясно.
Многие аналитики высказывали недоумение, почему Россия не может поставить на место явно зарвавшегося правителя карликовой страны и почему она не использовала нынешнюю ситуацию в своих интересах. Чтобы ответить на этот вопрос, следует проанализировать, что же произошло в ночь на 17 апреля? По имеющейся информации арабоязычных СМИ, взбунтовалась гвардия эмира, попытавшаяся захватить его дворец. И якобы американский спецназ и спас шейха Хамада бен Халифа ат-Тани, задержав напавших и эвакуировав Его Величество в безопасное место.
В принципе, ничего удивительного в попытке переворота нет. Сам нынешний эмир пришел к власти подобным способом в 1995 г., сбросив с престола своего отца. Да и сейчас в правящей династии страны есть желающие сместить его и занять трон одной из богатейших стран в мире. Сообщения о заговорах в Катаре появлялись в прессе неоднократно. Например, попытка мятежа была предпринята в марте 2011 г. В ней участвовали ряд высших армейских и гвардейских офицеров, включая начальника Генерального штаба вооруженных сил Катара генерал-майора Хамада бен Али ат-Аттыйя. Тем не менее, наказание для заговорщиков было очень мягкое: большинство из них оказались под домашним арестом и даже не лишились своих постов.
Судя по всему, и на этот раз в попытке путча был замешан конкурирующий с ат-Тани клан ат-Аттыйя, включая все того же начальника Генерального штаба вооруженных сил Катара генерал-майора Хамада бен Али ат-Аттыйя.
Примечательно, что первым о мятеже сообщил эмирато-саудийский телеканал «Аль-Арабия». Однако вскоре, по мере получения из Катара информации о провале путча, это сообщение с его сайта было удалено. По информации самой «Аль-Арабии», она подверглась хакерской проасадовской «Сирийской электронной армии».
Следует заметить, что в последнее время все чаще поступали сообщения об углубляющихся противоречиях между саудийцам и катарцами. Сам катарский эмир Хамад бен Халифа стал делать нападки на Саудовскую Аравию. Так, недавно иранский арабоязычный телеканал «Аль-Алям» процитировал запись, будто бы оставленную самим катарским эмиром ат-Тани: «Саудовский режим неизбежно падет от руки Катара. В один прекрасный день Катар войдет в Эль-Катиф и Восточную провинцию, расколет Саудовскую Аравию, и ее армия ничего не сможет сделать» в условиях подготавливаемого Дохой народного восстания.
Более того: согласно утверждениям катарского эмира, в этом ему готовы при определенных условиях помочь США и Великобритания. Правда, возникают вопросы, для чего ему понадобилось делать столь откровенные заявления вслух и не является ли это попыткой Ирана вбить еще больший клин между двумя конкурирующими странами.
Впрочем, даже если такая запись является «уткой», это никак не может повлиять на тот факт, что две соседние арабские страны вступили в состояние острых противоречий. Это наблюдается и внутри самого Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, куда входят и Катар, и Саудовская Аравия. Правда, последняя традиционно считала себя лидером этой организации. Однако это лидерство все чаще стал оспаривать Катар, который использует свои связи с Ираном для ослабления саудийского влияния.
И вполне вероятно, что, раз на кону сотни миллиардов долларов, при таком раскладе обязательно найдутся недовольные тем, как ими распоряжаются. Разумеется, не стоит удивляться и обвинениям в коррупции, откатах и проматывании казны на поддержку радикальных группировок по всему Ближнему Востоку и Африке, начиная от ХАМАС и кончая «Боко-Харам» и «аш-Шебаб».

Но была ли у России вообще возможность повлиять на ситуацию у своего газового конкурента? Дело в том, что наших сторонников как таковых во властной верхушке этой страны, по сути, нет. Да и сами возможности оказывать серьезное влияние весьма ограничены, учитывая традиционную ориентацию этой страны на Запад, прежде всего на США, Великобританию и Францию, которые во многом и покупают катарские углеводороды. Мы же никак не можем повлиять на это положение экономически.
Также немалое влияние в стране имеет Саудовская Аравия. Не случайно, что целый ряд выразителей интересов клана ат-Аттыйя замечены в связях с Эр-Риядом, с которым Доха все больше конкурирует за влияние в арабском мире.
Западу, в отличие от Саудовской Аравии, по понятным причинам невыгодно смещать катарского эмира. По крайней мере, сейчас, перед началом серьезных событий в Сирии, что и доказали действия американцев во время путча. Возможности Ирана повлиять на катарскую обстановку также малы, учитывая ориентацию местной элиты, выучившейся на Западе и в основном никак не связанной ни с ним, ни с нами. И возможности у нас как-то изменить эту ситуацию коренным образом просто не существует.
Впрочем, даже если переворот был бы удачным, нам рассчитывать на изменение курса Катара не приходится. В данном случае можно было бы говорить лишь об изменении регионального вектора его политики, но не о каком-то глобальном развороте. По крайней мере, этого бы не допустили страны Запада, которые держат в регионе внушительную военную группировку, чтобы не допустить создания угрозы своей энергетической безопасности. И в обозримом будущем эта страна останется нашим серьезным конкурентом в газовой сфере.

ДОБАВИТЬ комментарий
AUTH_STATUS_LOGIN