Квартирный иммунитет будет снят?


Конституционный суд признал возможным забирать у должников в счет долга единственное жилье и оставлять им только минимальную площадь для проживания

Отныне если должник не будет платить по счетам, его могут лишить квартиры, даже если это его единственное жилье. Конечно, совсем без крыши над головой даже самый злостный неплательщик не останется – взамен его прежнего жилья ему просто предоставят жилищный минимум. К такому решению Конституционный суд пришел в ходе одного судебного разбирательства по жалобе жительницы из Уфы.

История проблемы была такова. Некий заемщик взял в долг у жительницы Уфы Фании Гумеровой более 3 млн рублей на строительство большого частного дома (332 кв. м и общей стоимостью около 10 млн рублей). Долг заемщик вовремя не вернул, и суд постановил взыскать занятые средства из доходов должника – пенсии величиной 2 тыс. рублей. Именно из этой суммы приставы стали удерживать средства в счет трехмиллионного долга. Дом, на который изначально был нужен заем, изымать не стали – жилье оказалось для должника единственным. Фания Гумерова, получая от приставов копеечные выплаты, удержанные из пенсии должника, терпела 3 года, но в конце концов обратилась в районный суд с просьбой взыскать по долгу одну треть построенного на ее деньги дома. Верховный суд Башкортостана в иске отказал, сославшись на ст. 446 Гражданско-процессуального кодекса.

Был похожий случай и в Москве. Незадачливый кредитор Юрий Шикунов не смог самостоятельно вернуть выданные некой гражданке в долг 70 тыс. долларов и обратился в суд с просьбой взыскать задолженность путем реализации жилплощади должницы (20 кв. м, доля в квартире), но судьи опять же отказали.

Конечно, защита конституционного права должников – не остаться без крыши над головой – вещь очень важная. Но есть смысл прислушаться и к заявителям, которые из-за такого «однобокого» закона зачастую остаются без защиты. Минус закона в данной ситуации заключается в том, что он не учитывает особенностей того самого «единственного жилья» должника – в одном случае это может быть малогабаритная квартира, где должник еле помещается с небольшой семьей, а в другом случае это может быть шикарный особняк площадь несколько сотен квадратных метров. Как подытожили специалисты Конституционного суда на сайте структуры, «запрет обращения взыскания на часть жилого помещения без учета размера и стоимости всего помещения ведет к противоречиям в сфере исполнительного производства и ставит под сомнение конституционный принцип исполняемости судебного решения».

Проще говоря, судьи задумались, как же сделать так, чтобы и должник не оказался без крыши над головой, и права кредитора были соблюдены. Проблема, кстати, не нова. Как пояснил судья-докладчик Николай Бондарь, найти баланс в этом сложном вопросе Конституционный суд пытается уже седьмой раз, начиная с 2003 года. Идея изымать у должника излишки единственного жилья тоже звучит не в первый раз, но до сих пор нет ясности, что же именно считать излишками.

Некоторые юристы при этом предлагают отталкиваться от социальной нормы предоставления жилья на человека. В Москве она сегодня составляет 18 кв. м. Вроде бы, логика в этом предложении есть, но судьи не отважились решить этот вопрос самостоятельно и обратились к законодателям из Госдумы с просьбой установить пределы действия имущественного иммунитета. Также законотворцам предстоит разработать новую норму так, чтобы у должника оставались гарантии того, что даже после взыскания долга новым способом его жилищные условия останутся приемлемыми.

Эксперты замечают, что на самом деле вопрос намного сложнее, чем кажется. С одной стороны, Конституционный суд идет в правильном направлении: в России кредитная культура развита довольно слабо, часто должники берут деньги без намерения отдавать, и потому какой-то правовой механизм, который бы защитил кредиторов, все-таки нужен. Но законодателям придется крепко подумать, как именно его реализовать. Если взять в качестве примера дело Гумеровой, на которое ссылается КС, то очень трудно определить, как будет взыскиваться 1/3 часть дома должника. Что это такое – одна треть коттеджа? Если там нет выделения, то скорее всего это так называемая идеальная доля, которую ни взыскать, ни продать. А если даже доля будет выделенной, могут возникнуть иные трудности – например, среди собственников обнаружится несовершеннолетний. Без разрешения органов опеки такую долю взыскивать будет нельзя.

Иными словами, законодателям сегодня предстоит серьезная работа, которая, возможно, даже потребует внесения изменений в нормы жилищного законодательства. Главное при этом – не увлечься в защите кредиторов и не ущемить права заемщиков. В любом случае, вопрос, поднятый судьями из КС, сегодня стоит достаточно остро: во многих регионах России приставы вынуждены взыскивать копейки с довольно состоятельных должников, либо оформляющих свое имущество на других лиц, либо прикрывающихся запретом изымать единственное жилье.

Общественно-политическая интернет-платформа "Русь"
{videos}

rusplt
+6
2
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке
Комментарии
0
Алекс 30.05.2012 12:08
Часто должники берут деньги без намерения отдавать. очень мило! Необходимо создать в кредитной системе такой порядок, чтобы у должником не возникало такого желания как не отдавать, причём эти меры должны быть принята на моменгт кредитования а не потом когда он уже истратил деньги и не может их отдать!
0
Василий Абрамов 03.06.2012 09:56
Надо бороться не с последствиями, а с причинами этих последствий. Причина кроется в несовершенной Законодательной базе РФ.