Термокружки

Уважаемый сэр, не скажите ли Вы мне, как писать?

13.09.2012

Помимо других высказываний, относящихся к 1935 году, которые можно регулярно услышать об Л. Роне Хаббарде, есть и такое: он как никто другой заботился о тех, кто хотел писать, но кому не хватало редакторских указаний и связей. Он неустанно работал над тем, чтобы открыть как правило закрытые наглухо двери известных агентов и издателей, и всегда был готов оказать любую помощь всем тем, кто вынашивал мечту зарабатывать на жизнь писательским делом. Эти высказывания правдивы, что вы увидите из следующего письма.

Помимо других высказываний, относящихся к 1935 году, которые можно регулярно услышать об Л. Роне Хаббарде, есть и такое: он как никто другой заботился о тех, кто хотел писать, но кому не хватало редакторских указаний и связей.

Он неустанно работал над тем, чтобы открыть как правило закрытые наглухо двери известных агентов и издателей, и всегда был готов оказать любую помощь всем тем, кто вынашивал мечту зарабатывать на жизнь писательским делом. Эти высказывания правдивы, что вы увидите из следующего письма.

Хотя, кто угодно мог подать свои работы на рассмотрение издателям, главные редакторы обычно рассматривали рукописи только известных авторов или те рукописи, которые им подавали известные агенты. Вот в чем был подвох: писатель не мог заручиться поддержкой агента, если работы этого писателя не публиковались ранее или по крайней мере не были рекомендованы известным писателем. Поэтому, в особенности как президент Нью-Йоркского отделения Американской гильдии беллетристов, ЛРХ боролся за то, чтобы писатели, не публиковавшиеся ранее, были приняты как «начинающие». После чего он приводил их в ресторан отеля «Розов», чтобы те могли завести столь важные знакомства с редакторами и издателями, поглощавшими за обедом сэндвичи.

Здесь вашему вниманию предлагаются некоторые письма из переписки с начинающими писателями.

«Уважаемый м-р Хаббард!
Я уже давно пишу беллетристику. Почти всё возвращается назад и хранится у меня в папках вместе с письмами от редакторов и прямыми отказами.
Я не смог продать ни одной строчки. Конечно, я печатался в школьной газете и еще кое-где вроде этого, но я думаю, что если бы я взялся за писательство как надо, то смог бы неплохо этим зарабатывать.
На станции техобслуживания работает один человек, он прочитал много моих рассказов и дал мне целую кучу хороших советов. Я полагаю, что он закончил курсы писательского мастерства или, может быть, журналистики в местном университете.
Не будет ли слишком смелым с моей стороны просить Вас ответить на этот вопрос: как вы начали писать и продавать?»
С уважением, Джим Хиггинс

«Уважаемый Хиггинс!
Вопрос не в том, как я начал писать, а почему.

Между «как» и «почему» огромная разница. Я так понял, что у Вас есть работа, иначе Вам было бы нечего есть, а если Вы не едите, то долго не проживете.

Следовательно, можно предположить, что Вы едите. А это плохо, очень плохо. Если кто-то хочет начать писать, то он не должен регулярно питаться. Он теряет форму из-за бифштексов с картошкой.

Когда человек начинает писать, у него должен быть подход мученика. Он должен продать что-то, ведь он должен оплатить счет из бакалейной лавки.
Мой совет будет очень простым. Если вы считаете, что можете написать продаваемый материал. Вам надо уехать куда-нибудь и сделать так, чтобы Вам не хватало денег. Тогда Вы точно напишите и, более того, даже продадите.

Примером тому одна леди из Нью-Йорка, с которой я был знаком. На протяжении лет пятнадцати она много писала, но не продала ни строчки. Они с мужем уехали из Большого города. А на Тихоокеанском северо-западе муж умер и оставил её без средств.

Она пошла работать на лесопилку и написала об этом книгу, которую продала при первой же возможности. Потом она работала официанткой, написала об этом книгу и тоже продала её.
Добившись успеха с этими двумя книгами, она вернулась в Большой город и устроилась на работу в библиотеку, пока не начали приходить проценты от продаж. Она писала на протяжении всего этого времени, но она при этом ела. Лесопилка и забегаловка не позволяли ей жить комфортно. Ей было необходимо получить ещё что-то.

С тех пор она не продала ни строчки.

В конце концов, неплохим примером будет и поэт в мансарде. Лично я пишу для того, чтобы оплачивать счета.

Мне говорили, что Джек Лондон развешивал свои счета вокруг письменного стола и каждый раз, когда ему хотелось встать из-за стола или поэстетствовать , он смотрел на них и продолжал выдавливать из себя слова.

Думаю, если бы завтра я получил миллион в наследство, то мои работы стали бы очень эзотеричными и вообще превратились бы в какую-то ерунду.

Я начал писать по рассказу в день – и так на протяжении шести недель. Я писал рассказ за утро и вечер. Прежде чем лечь спать, я читал журнал, для которого должен был писать рассказ на следующий день. Во сне я продумывала план рассказа, вставал и записывал его, прочитывал от корки до корки следующий журнал, ложился спать…

После полутора месяцев работы я продал историй на девятьсот долларов. К концу шестой недели я получил чеки на сумму триста два доллара и пятьдесят центов.

Я не смог вынести такого процветания и вернулся в Калифорнию. У меня кончились все деньги, я писал целый месяц, не выходя из-за стола, и заработал тысячу сто долларов.
Ничто так не помогает выкинуть из головы всякую чушь насчёт того, что надо перевоспитать редакторов, как необходимость.

Что касается парня со станции техобслуживания, возможно, он даёт хорошие советы, но помните вот что: именно Вы писатель. Вы должны стать мастером в той игре, в которую играете Вы. Если ему никогда не приходилось зарабатывать этой профессией на хлеб с маслом, то он понимает в ней меньше, чем Вы, несмотря на все его курсы.
Напишите мне ещё раз, когда Вы уволитесь и как следует проголодаетесь.»
С наилучшими пожеланиями,
Л. Рон Хаббард.

Дополнительную информацию об Л. Роне Хаббарде вы можете узнать на сайте www.scientology-moscow.ru
{videos}

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке