Термокружки

Адвокат защитил в питерском суде женщину от «гражданской смерти»

22.02.2011

18 февраля 2011 года судья Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга Ягубкина Ольга Владимировна приняла решение по гражданскому делу № 2-45/2011 об отказе в удовлетворении заявления органа опеки и попечительства Муниципального Образования Московская Застава о признании недееспособной Орелкиной Натальи Валерьевны (Ф.И.О. изменены), проживающей в Санкт-Петербурге, на улице Победы.

18 февраля 2011 года судья Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга Ягубкина Ольга Владимировна приняла решение по гражданскому делу № 2-45/2011 об отказе в удовлетворении заявления органа опеки и попечительства Муниципального Образования Московская Застава о признании недееспособной Орелкиной Натальи Валерьевны (Ф.И.О. изменены), проживающей в Санкт-Петербурге, на улице Победы.

Обстоятельства дела таковы: 30.07.2010 года указанное муниципальное образование в лице  его органа- отдела опеки и попечительства  вышло в Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга с заявлением о признании недееспособной жительницы района Орелкиной Н.В. Поводом к такому шагу послужили, исходя из исковых соображений "коллективные" обращения жильцов подъезда в доме, где она проживала.

В ходе судебного разбирательства выяснилось, что инициатором этих обращений в муниципалитет являлся  некто Л., сосед по подъезду, с которым у одинокой Натальи - владелицы отдельной квартиры, сложились конфликтные отношения. Одного «коллективного», но ярко и красочно написанного заявления, поданного в муниципалитет, для сотрудников органа опеки и попечительства оказалось достаточным чтобы начать процесс для "защиты" соседа. Вопрос о том: нуждаются ли соседи в такого  рода защите и нуждается ли Наталья в такой "помощи" и опеке, исследован сотрудниками муниципалитета не был.

Только благодаря активным действиям добрых знакомых и соседей Наталья не была лишена основных гражданских и процессуальных прав. Впоследствии уже никого не интересовало, что те же самые люди, которые подписали заявление с просьбой о признании Натальи  недееспособной, подписали еще одно более позднее заявление, прямо противоположного содержания - о том, что поведение Натальи и ее способность понимать значение своих действий или руководить ими не вызывает у них сомнения. В ходе судебного процесса назначенная по делу судебная психиатрическая экспертиза показала, что Наталья не нуждается в учреждении над ней опеки. Суд принял решение об отказе в удовлетворении требования о признании Надежды недееспособной.

Победа Н.В. Орелкиной в Октябрьском районном суде Санкт-Петербурга стала возможной в том числе и благодаря помощи квалифицированного адвоката, члена Санкт-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека, Грозовского В.Л., выигравшего в 2009 году в Конституционном суде России дело о необоснованном признании недееспособной петербурженки Юлии Кимовны Гудковой.

К сожалению, нынешняя форма оказания психиатрической помощи в России совершенно неудовлетворительна. Она позволяет недоброжелателям одиноких людей, в том числе и самим врачам-психиатрам, использовать психиатрию в коммунальных «разборках»-склоках. Почему это происходит видно из следующей цитаты.

Эксперт Международной Гражданской комиссии по правам человека, кандидат медицинских наук, Владимир Сергеевич Пшизов писал в своей статье «Психиатрия тронулась», опубликованной в авторитетном правозащитном альманахе «Неволя» № 6-2006: «Если бы психиатрические диспансеры не отпугивали клиентов-пациентов ярлыком диагноза и зачастую дискриминирующей личность формой учета, их деятельность была бы более полезной. Что касается причин возникновения и существования психоневрологических диспансеров, то приведу слова одного из инициаторов создания диспансерной системы учета психически больных в СССР профессора Георгия Викторовича Зеневича, который в период моей работы в диспансере был у нас консультантом... авторитетный профессор сообщил нам, двум десяткам в основном молодых психиатров, следующее: "Диспансерный учет психически больных существует только в СССР. Вам это доподлинно известно, а кто не знает, можете мне поверить, я это все тут, в СССР, и затевал, ну, не совсем один, конечно. У американцев, к примеру, в Нью-Йорке, никаких диспансеров нет и в помине, и если кто из пациентов нарушил закон, то это проблема полиции. Психиатры уже потом разбираются, к кому с какими мерками подойти... А вы знаете, что явилось причиной возникновения психиатрического диспансерного учета?" Мы в ответ промямлили что-то насчет того, что за душевнобольными нужно гуманистическое наблюдение. "Причиной возникновения психиатрических диспансеров и системы наблюдения за психически больными стало появление в СССР коммунальных квартир. Вы приходите в такую квартиру на 10 или 15 семей и сразу же получаете все сведения о больном, который там живет. Чтобы его госпитализировать, вам его и видеть-то необязательно, достаточно убедиться, что он за дверью, услышать его голос..." Тогда я почти дословно записал эти слова одного из основоположников организации психиатрических диспансеров в СССР, но процесса умирания своего детища Георгий Викторович не увидел».

Увы, существующая до сих пор дискриминирующая людей форма психиатрической «помощи» в виде диспансерного наблюдения за дееспособными гражданами и приводит к таким нарушениям прав граждан, как это имело место быть с Н.В. Орелкиной. Ведь, этой одинокой женщине пришлось пережить серьезный душевный стресс, находясь под страхом лишения дееспособности в суде, что по факту в нынешней России означает практически полное лишение человеком всех гражданских прав, подобное «гражданской смерти» в царской России.

Международная Гражданская комиссия по правам человека была создана в 1969 году Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом
{videos}

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке