Термокружки

Прокуратура Мордовии - на страже прав ветеранов войн и труда


Чамзинская районная прокуратура Республики Мордовия рассмотрела мое заявление, как Президента Гражданской комиссии по правам человека С-Петербурга (http://www.cchr.spb.ru) о возможном несоблюдении прав инвалидов в Комосомольском пансионате ветеранов войны и труда. Была проведена необходимая проверка.

Чамзинская районная прокуратура Республики Мордовия рассмотрела мое заявление, как Президента Гражданской комиссии по правам человека С-Петербурга (http://www.cchr.spb.ru) о возможном несоблюдении прав инвалидов в Комосомольском пансионате ветеранов войны и труда. Была проведена необходимая проверка.

Гражданин Германии, Александр Август в недавнем прошлом живописно описал жизнь лиц с психиатрическими диагнозами в психиатрических учреждениях в России, в которых он побывал, в своих рассказах для известного правозащитного альманаха «Неволя» - http://www.index.org.ru/nevol/2011-27/15-avgust-sabotaj.html (по состоянию сайта на 01.10.12): «Строгости с приемом нейролептиков начались с полгода тому назад, хотя все готовилось годами... Раньше-то, до строгостей, было как? Принял, запил, рот показал – свободен! Затем каждый «принявший» подходил к распахнутому на коридоре окну, и, делая вид, что смотрит на улицу, выплевывал колеса за окно: не пей, Иванушка, дурачком будешь!

И все это тянулось годами, и никому до этого бардака не было никакого дела: сто семьдесят человек на отделении три раза в день выплевывали за окно таблетки. А на корпусе три отделения – и всюду так. Простая арифметика: если каждый выкинет по таблетке – это будет почти шестьсот. И помножить на три. Да кто и когда в дурке принимал одно колесо? Обычно назначают несколько. Ну, конечно, выкидывали за окно не все – те, кто поумнее да поосторожнее, просто в палате тапочком раздавят и разотрут – без следов. Но даже с минусом на это, получается, в день выбрасывалось в одно место, под одно окно по нескольку тысяч таблеток!

Все это летело и выплевывалось вниз, спрессовываясь слоями и впитываясь вглубь, а там, внизу, – асфальтированный прогулочный двор. На нем эта гадость копилась месяцами, годами, смешиваясь с дождевой водой и грязью, растворялась в лужах, лужи высыхали, а нейролептики выпаривались на асфальте. Иногда двор подметали. Но все равно он менял свой цвет с каждым годом, и асфальт на нем становился не коричневый, а красно-розово-голубой, в непонятную крапинку. Ситуация ухудшалась, и скоро перед каждой прогулкой санитарам приходилось выкидывать в мусор дохлых голубей – им же, голубям, не объяснишь, что пить из луж в этом сумасшедшем дворе нельзя, там все отравлено. Однажды нашли дохлых котят. Но и тогда никто из персонала ничего не понял. Так бы, может быть, и кидали туда всю эту отраву годами, но однажды весной, когда растаял снег, кто-то из врачей обратил внимание на сине-пурпурный асфальт. Когда присмотрелись и поняли, что это такое, послали туда гонцов из санитаров – «взять пробы грунта» или что там не успело раствориться с растаявшим снегом. Набрали «проб» около ведра. После этого эпизода лафа прекратилась и начались суровые дурдомовские будни: повсеместно, на всех отделениях, ввели раствор вместо таблеток, а как не выпить пузырек с раствором, если стоят над душой и заставляют запить свежей водой да рот еще нужно показать? И как работать на швейной машине после нейролептиков? Но нужно, требуют! Началась суматоха и непонятная беготня с одного места работы на другое: из швейного цеха в переплетку, из переплетки в картонажный цех. Но спать нигде не давали – заставляли сонных трудиться. Участились «воспитательные» уколы. Жизнь в дурдоме сделалась невозможной и сумасшедшей...»

Районная прокуратура проверила Устав ГБСУ СОССЗН РМ «Комсомольский пансионат ветеранов войны и труда» (далее - КПВВТ), Правила внутреннего распорядка КПВВТ, возможные нарушения прав инвалидов при использовании паспортов, личных вещей, заработанных средств. Оснований для принятия мер прокурорского реагирования не было выявлено.

В интервью автору статьи, эксперты С-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека сказали, что удовлетворены тем, что очередное стационарное учреждение социального обслуживания было проверено: «Правозащитники вместе с органами прокуратуры должны стоять на страже прав пациентов психиатрических больниц, психоневрологических интернатов и домов-интернатов для престарелых и инвалидов. Таким образом эти учреждения могут быть поставлены под власть закона».

Международная Гражданская комиссия по правам человека была создана Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом для расследования нарушений в психиатрии. Гражданская комиссия по правам человека Санкт-Петербурга является частью сети аналогичных правозащитных комиссий в мире с 1998 года.

Данная статья написана Романом Чорным, президентом Гражданской комиссии по правам человека, но не от имени Комиссии, а в качестве частного лица. Автор статьи благодарит Александра Августа и редакцию альманаха «Неволя» за разрешение процитировать рассказ А.Августа.
{videos}

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке