Взгляд из 2012-го на фильм «Пролетая над гнездом кукушки»

07.01.2012

Статьей года в русскоязычной версии веб-энциклопедии «Википедия» объявлена статья о художественном фильме «Пролетая над гнездом кукушки» режиссера, Милоша Формана, экранизации одноименного романа Кена Кизи.

Введение

Этот фильм достоин того, чтобы о нем поговорить дополнительно. Премьера фильма состоялась 19 ноября 1975 года в американском городе, Чикаго на кинофестивале. Этот фильм стал вторым фильмом в истории, завоевавшим «Оскар» в пяти самых престижных номинациях.

«Пролетая над гнездом кукушки» - это кинолента, которая повествует о трагедии в психиатрической больнице. Фильм снимался почти полностью в госпитале штата Орегон, в отделении для душевнобольных. Зрители тепло приняли кинокартину; она собрала свыше 100 миллионов долларов в «домашнем» прокате в США. Критика высоко оценила режиссуру и актёрскую игру.

О сюжете фильма

Сюжет фильма таков: действие происходит в 1963 году, преступника, Рэндла Патрика Макмёрфи, его блистательно играет Джек Николсон, переводят из тюрьмы в психиатрическую клинику для освидетельствования. В-целом, процедура освидетельствования преступников — это то, что «помогает» огромному количеству лиц, совершивших преступные деяния, получить психиатрический диагноз, быть признанным невменяемым.

Признание невменяемым означает освобождение от уголовной ответственности и, как правило, направление на принудительное лечение. Я пишу, как правило, ибо в США имеют место случаи, когда граждан освобождают от уголовной ответственности из-за совершения ими правонарушения и освобождают прямо из зала суда, если причиной невменяемости является, к примеру, эпилепсия, т.е. человек совершил преступление, а это был эквивалент эпилептического припадка.

Разница в психиатрическом освидетельствовании в США и в Российской Федерации весьма значима. В первую очередь, речь идет об условиях содержания во время проведения стационарного освидетельствования. Многие пострадавшие или их родственники обращались в специализированную негосударственную правозащитную организацию «Гражданская комиссия по правам человека» в Санкт-Петербурге и рассказывали о том, что в течение 30-ти дней проведения экспертизы их не выводят на прогулки, отвратительно кормят.

В отличие от российских психбольниц, как это было показано в фильме «Пролетая над гнездом кукушки», условия содержания и проживания в американских клиниках даже в 60-х годах сильно отличались в лучшую сторону от отечественных. Для примера скажу также, что проведение психиатрических экспертиз в СССР в «хрущевско-брежневские» времена описывалось Виктором Некипеловым в его знаменитой книге «Институт Дураков». Виктор Некипелов описал свое пребывание на судебно-психиатрической экспертизе в Институте судебной психиатрии имени Сербского, печально известном своим преследованием диссидентов. Диссидент и писатель Некипелов описал и то, что он был лишен прогулок во время проведения экспертизы и даже жаловался по этому поводу психиатру, проводившему осмотр, что, впрочем, ничего не дало. Также, как и во времена Некипелова нынешние российские психиатрические «подэкспертные» часто лишены прогулок все время проведения экспертизы (а это обычно 30 дней).

Вернусь, однако, к сюжету фильма Милоша Формана. Попав в отделение, Рэндл Макмёрфи сразу сталкивается со строгим распорядком, установленным старшей медсестрой Милдред Рэтчед, которую играет актриса, Луиза Флетчер. Порядки, установленные медсестрой, и вмешательство в личную жизнь пациентов во время сеансов групповой терапии вызывают протест у нового пациента.

Макмёрфи не понимает, почему мужчины, пусть они даже больные, терпят такое обращение со стороны женщины. Макмёрфи заключает пари на то, что он сможет сбежать, когда захочет. Рэндл пререкается с медперсоналом, организует в отделении уголок азартных игр и проч. Кстати сказать, что если бы Макмерфи попытался сделать нечто подобное в 60-ые годы в советской психбольнице, его ждало бы нелегкое общение с охраной психбольницы, а также, скорее всего, жестокое избиение. Владимир Буковский, один из первых московских «клеветников» на советскую «не-карательную» психиатрию красочно описывал избиения пациентов за малейшие провинности персоналом в тюремных психбольницах СССР в книге «И возвращается ветер».

Ближе к концу фильма герой ленты Милоша Формана сближается с хроническим больным по кличке Вождь, крупным индейцем, которого все считают глухонемым. Наконец, Макмёрфи устраивает самовольную отлучку из больницы, отправившись с группой пациентов на рыбалку. Ситуация, в принципе, невозможная ни в советской, ни в нынешней российской психбольнице, за редким исключением... За последние годы нашумел разве что случай В. Дацика, националиста по кличке «Рыжий Тарзан», которому в психбольнице в Дружноселье разрешали играть с ножами и жарить шашлыки во дворе с друзьями, и тот с легкостью бежал из психиатрической клиники.

В итоге, Макмерфи подвергают разрушительной психиатрической хирургической терапии и возвращают в отделение. Вождь видит, что его друга ведут под руку санитары. Вождь радуется возвращению своего единственного друга и говорит ему, что он готов совершить побег, но замечает, что Макмёрфи не реагирует на его слова. Присмотревшись, он обнаруживает шрамы с левой и правой сторон лба и понимает, что тот перенёс хирургическую псевдо-медицинскую терапию: «лоботомию». Теперь это уже не Макмёрфи-симулянт, а действительно больной человек. Вождь говорит ему, что он не хочет уходить без Макмёрфи, что не хочет оставлять его в таком состоянии. Вождь говорит Макмёрфи: «Пошли», — и душит его подушкой. Затем, выбив зарешёченное окно тяжёлой мраморной колонкой, вырванной из душевой, выбирается на свободу и убегает.

Для СССР более характерными были другие виды психиатрической «терапии» для непокорных больных: мучительнейшие инъекции сульфазина с повышениями температуры тела, влажные обертывания - «укрутки» и просто «закалывание» сильнодействующими психиатрическими препаратами с огромным количеством побочных эффектов. А побеги обычно заканчивались более трагично, В.К. Буковский описывает в книге «И возвращается ветер» попытку побега из Ленинградской спецпсихбольницы «здорового психически пациента». Того ловят вскоре после побега, после чего персонал избивает его, затем того «закалывают» психиатрическими препаратами.

Однако, «оправдательная психиатрия», о которой говорится в фильме Милоша Формана, являлась проблемой не только для США, но и для СССР. Так, в книге Виктора Некипелова «Институт дураков, говорилось: «Мои цифры основаны на моих наблюдениях и не могут служить документом, но я предполагаю, что 85 или даже 90% направленных в психбольницы душевно здоровы. 95% людей из 4-го отделения института имени Сербского были здоровы. А из тех, кто был признан больным, может быть, только 25 или 30 % были действительно больными. Руководство справляется с этой проблемой очень просто: оно закрывает глаза на нее, афишируя при этом на весь мир свою "гуманность". Для высоких чинов, сидящих в кабинетах, даже удобно такое положение: процент душевнобольных увеличивается из года в год, и это соответственно увеличивает материальные возможности стационаров; но главное - процент преступности по статистике падает. "В социалистическом обществе не может быть социальной основы для нарушения закона" - такой лозунг на красном полотне длиною три метра висел во Владимирской следственной тюрьме №1. Если нарушения законов и преступность все-таки еще существуют, то они лишь "пережитки капитализма"... или следствие психиатрического заболевания. Судя по недостатку мест в психбольницах, больных в стране слишком много. Леонид Плющ свидетельствует, что в Днепропетровской спецпсихбольнице на трех человек приходится две кровати. Даже в институте Сербского в отделениях №2 и №6 я видел людей, спавших на полу из-за недостатка коек. Не беда, проблему коек можно решить, внеся коррективы в соответствующие экономические планы. На совещании работников здравоохранения, на котором я присутствовал, докладчик говорил, что в 9-й решающей пятилетке самая отстающая у нас - психиатрическая коечная сеть - будет увеличена на столько-то десятков тысяч коек. Не помню точной цифры, но из всех видов специализированных коек по психиатрическим планировался самый большой прирост».

Аналогии из настоящего времени

Из современных фильмов по той же тематике, пусть даже и документальных, хочу отметить фильм Международной Гражданской комиссии по правам человека о Диагностическом статистическом руководстве психических расстройств четвертого пересмотра Американской психиатрической ассоциации. Этот фильм был снят одной из голливудских некоммерческих кинокомпаний и повествует о сомнительной научной ценности многих современных психиатрических диагнозов. Для нынешней России, не освободившейся еще вполне от позорного наследия советской «карательной психиатрии», фильм Международной Гражданской комиссии по правам человека особенно ценен. Ведь, «замечательный» диагноз-ярлык для диссидентов СССР «вялотекущая шизофрения» так и не был по-настоящему предан научной «анафеме» в РФ...

Эпилог

Фильм и роман «Пролетая над гнездом кукушки» был назван фразой из детской считалки на английском: «Не моргай. Не зевай, не моргай, Тетка удила цыплят, Гуси по небу летят... В целой стае три гуся... Летят в разные края, Кто из дому, кто в дом, Кто над кукушкиным гнездом... Гусь тебе кричит: води... Два-три, выходи».

Владимир Буковский, впрочем, приводил в своей книге «И возвращается ветер» другую песню: «Проснешься утром, город еще спит. Не спит тюрьма - она давно проснулась. А сердце бедное так заболит. Как будто к сердцу пламя прикоснулось». Эта песня вполне подходит не только к российской тюрьме, но и ко многим тюремным психбольницам СССР, и нынешним спецпсихбольницам в РФ...

Прочтете мою статью, не поленитесь пересмотреть фильм Милоша Формана и посмотреть фильм Международной Гражданской комиссии по правам человека. И интересно, и, возможно, много нового для себя узнаете...


Иван Маркелов

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке