Ау, Страсбург! Пытаемся докричаться до Вас из России...

23.08.2011

В 2010 году Страсбургский Суд по правам человека, ознакомившись с жалобами осужденных по делу бывшего депутата Санкт-Петербургского Законодательного Собрания Юрия Титовича Шутова, судебный процесс над которыми проходил в 2004 - 2006 годах в следственном изоляторе «Кресты», поставил перед властями Российской Федерации ряд вопросов, на эти и другие вопросы Европейского суда 18 января 2011 года власти России представили свои возражения, на которые, в свою очередь, 31 марта 2011 года ответили заявители и их представители, адвокаты.

В 2010 году Страсбургский Суд по правам человека, ознакомившись с жалобами осужденных по делу бывшего депутата Санкт-Петербургского Законодательного Собрания Юрия Титовича Шутова, судебный процесс над которыми проходил в 2004 - 2006 годах в следственном изоляторе «Кресты», поставил перед властями Российской Федерации ряд вопросов, на эти и другие вопросы Европейского суда 18 января 2011 года власти России представили свои возражения, на которые, в свою очередь, 31 марта 2011 года ответили заявители и их представители, адвокаты.


О деле бывшего петербургского депутата

Получив возражения заявителей, российские власти ходатайствовали перед Судом в Страсбурге о предоставлении дополнительной возможности обосновать свою позицию, которая Европейским судом по правам человека Российской Федерации была предоставлена.

Об этом пишет петербургская газета “Новый Петербургъ” на своем сайте: http://npeterburg.ru/2011/delo-deputata-shutova-rossiiskie-vlasti-povtorno-nichego-novogo-evropeiskomu-sudu-ne-soobshchil

Дело Юрия Шутова, который был депутатом Законодательного Собрания Северной столицы РФ в течение нескольких созывов, а депутаты в Петербурге избираются каждые четыре года, представляется в большой степени общественно значимым. Ведь, оно не только освещалось в Петербургской прессе, но и поднимает вопросы о весьма серьезных нарушениях прав граждан, особенно в части соблюдения: права на справедливый суд (статья 6 Европейской конвенции о защите основных прав и свобод человека), права на свободу и личную неприкосновенность (статья 5 Конвеции), права на защиту от жестокого и унижающего достоинство обращения и наказания (статья 3 Конвенции) и иных прав.

Статья в “Новом Петербурге” по этой теме была написана бывшим депутатом Ленсовета, журналистом-правозащитником, Николаем Степановичем Андрущенко, который сам по себе является личностью незаурядной. В прошлом против него уже возбуждались уголовные дела, по сути, только за его статьи. В рамках одного из таких дел Н.С. Андрущенко помещали в следственный изолятор, затем в ужасающие условия скученности в тюремную психиатрическую больницу на судебно-психиатрическую экспертизу, после которой его все же признали вменяемым.

По делу Ю.Т. Шутова Н.С. Андрущенко взял интервью у адвоката Константина Кузьминых для “Нового Петербурга”. В интервью, в частности, сказано, что Уполномоченный РФ при Европейском Суде, г-н Матюшкин 20 июня 2011 представил в Страсбургский Суд дополнительные замечания властей на 5 листах и 234 листа приложений.

Однако, по мнению квалифицированного адвоката К. Кузьминых, ничего принципиально нового по делу Юрия Шутова власти Суду не сообщили. В 2010 году Европейский Суд уже поставил на обсуждение следующие вопросы:
- нарушено ли право заявителей на справедливое разбирательство по предъявленному обвинению при том, что они были удалены из зала суда практически на все время процесс,
- был ли проходящий в следственном изоляторе «Кресты» процесс публичным, как того требует статья 6 Европейской конвенции,
- был ли состав суда из судьи и двух народных заседателей, рассматривавший дело Шутова и других, законным,
- была ли разумной более чем 5-летняя длительность судебного разбирательства по данному делу,
- соответствовал ли требованиям Европейской конвенции отказ суда в предоставлении переводчика одному из подсудимых, говорившему в суде не по-русски.

Константин Кузьминых заявил, что в самое последнее время “власти повторно заявили, что судебный процесс в следственном изоляторе «Кресты» был открытым - туда могли пройти все желающие. Не знаю, как уж надо еще объяснять, что процесс в режимном учреждении - действующий следственный изолятор с не одной тысячью заключенных - не может быть открытым в том смысле, что приходи, кто хочет... Однако новые документы по данному вопросу власти как раз представили.

Первый из них - заявление в Европейский Суд от 09 марта 2011 начальника УФСИН по Санкт-Петербургу и Ленобласти... о том, что 6 лет назад при проведении судебного разбирательства по делу Шутова в СИЗО «Кресты» ничьи права на публичное разбирательство дела не нарушались, а гарантии Конвенции о защите прав человека и основных свобод обеспечивались в полном объеме. Кроме того, генерал сообщает Европейскому Суду, что решение о переносе слушания дела из здания горсуда в СИЗО «Кресты» было принято судом по причине плохого состояния здоровья Шутова, чем противоречит январским доводам властей по данному вопросу, которые, напомню, тогда указали, что переезд суда в СИЗО «Кресты» был обусловлен необходимостью обеспечения безопасности участников процесса.

Следующим идет, что информация о ходе судебных слушаний по делу Шутова ежедневно публиковалась во всех СМИ. Об этом опять сообщает суду УФСИН в лице генерала Потапенко. Скажем так, ежедневно ничего не публиковалось, но тема «дело депутата Шутова» СМИ в то время действительно освещалась регулярно при возникновении информационных поводов. Приведена справка о том, что на столь «освещаемый СМИ» процесс за 1,5 года было допущено 37 человек.

Боюсь оказаться не точен, но в приведенном УФСИН списке допущенных лиц фамилии некоторых корреспондентов я увидел, но я не нашел ни одного из родственников подсудимых по делу, а подсудимых в данном деле было 13 человек. Ну, и, наконец, сообщение УФСИН о том, что после рассмотрения дела по существу, на оглашение приговора присутствовало 19 адвокатов, 9 граждан, 3 помощника депутата, присутствовали представители от 10 СМИ, а для обеспечения безопасности в день оглашения приговора были привлечены: 39 сотрудников ГУФСИН, 42 сотрудника СИЗО, 10 сотрудников «Тайфуна», 17 сотрудников конвойного полка, 12 сотрудников ОМОН, 2 патрульные машины ГИБДД, 29 судебных приставов. В общем, без комментариев...”

Адвокат Константин Кузьминых затрагивает в своем интервью ключевые вопросы соблюдения прав граждан, содержащихся в российских “закрытых учреждениях”, как пенитенциарной системы, так и психиатрических больниц.

В Российской Федерации, также как и во многих других демократических странах запрещается помещать человека в следственный изолятор, либо в психиатрическую больницу против его воли без решения суда. Суды в РФ должны проводиться публично, т.е. любые желающие должны иметь право посетить судебное заседание за исключением случаев, когда Суд вынес решение о том, что процесс будет закрытым.

В случае Ю.Т. Шутова заявитель утверждает, как было указано выше, что проведение процесса в СИЗО являлось препятствием для свободного посещения судебного заседания гражданами. Невооруженным глазом видно, что это справедливое сообщение о нарушении: “человек с улицы” не может просто так прийти на процессы, проводимые в СИЗО, даже если формально судья не объявляет процесс закрытым!

О “психиатрическом деле” петербургского волейболиста, Сергея Сотника

О подобных злоупотреблениях сообщали в Гражданскую комиссию по правам человека Санкт-Петербурга различные заявители. В различных регионах России, включая Санкт-Петербург, суды о недобровольной госпитализации проводятся в самих психиатрических больницах, а не в зданиях судов, хотя ранее Конституционный суд России отметил, что в психлечебницах суды о недобровольной госпитализации граждан должны проводиться лишь в исключительных случаях.

Напомню, что Гражданская комиссия по правам человека Санкт-Петербурга – это неправительственная организация, являющаяся частью сети аналогичных организаций в различных странах мира, занимающихся защитой прав граждан в психиатрии.

Ранее Гражданская комиссия по правам человека Северной столицы задокументировала случай Сергея Сотника. Этот молодой человек увидел, как группа людей в штатском в центре Петербурга избивала других людей. Он подошел и потребовал, чтобы это было прекращено. Его забрали вместе с теми, кого избивали, в милицию, т.к. оказалось, что таким образом задерживали группу воришек. В милиции Сергея обвинили в том, что он якобы бил сотрудников милиции и возбудили против него уголовное дело.

В рамках уголовного дела Сергея Сотника, ранее у психиатров не лечившегося, направили на принудительную стационарную судебно-психиатрическую экспертизу, хотя он и не кусался, к гражданам без повода не приставал. С экспертизы Сергея, не выпуская на волю, недобровольно по решению Суда госпитализировали сначала в Городскую психиатрическую больницу № 6, где его начали лечить некими препаратами, названий которых ему не сообщали, от которых он испытывал действие серьезных побочных эффектов, а затем вскоре перевели в Городскую психиатрическую больницу № 1 имени Кащенко, которая находится далеко за городом, в Гатчинском районе Ленинградской области, куда нужно добираться сначала электричкой, а затем автобусом. Не для того ли его туда перевели, чтобы родственникам было до него труднее добираться?

В Психбольнице № 1 культурной столицы России в соответствии с требованиями российского законодательства был проведен еще один суд о недобровольной госпитализации. “Государственный” адвокат до судебного заседания в С. Сотником не общался и во время заседания был, в-общем, не против, чтобы Сергея “полечили”. Разумеется, что представители Психбольницы № 1 и представитель Гатчинской прокуратуры выступали за недобровольную госпитализацию Сергея Сотника. Конечно же, судебное заседание проводилось в здании психлечебницы № 1, а не в здании Суда. Но произошло “невозможное”: Суд вынес решение... об отказе в недобровольной госпитализации Сергея Сотника. Психиатры обжаловали это решение в Ленинградский областной суд, который... оставил решение суда первой инстанции в силе.

Сергея Сотника были вынуждены освободить из Госродской психиатрической больницы имени Кащенко. К сожалению, через несколько лет после этого Суд, уже в Петербурге, вынес решение о направлении С. Сотника на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Сергей Сотник после недобровольных госпитализаций в психбольницах ни разу на лечении в учреждениях психиатрического профиля не находился. Боле того, по решению Суда он был снят с психиатрического диспансерного наблюдения, куда его поставили без его согласия. Где же здесь логика? От чего его хотят “лечить” через несколько лет после совершения им преступления (если, конечно же, преступление в действительности было совершено)?!

Логично, что Сергей Сотник обратился в Европейский суд по правам человека за защитой своих прав. Это весьма актуально, т.к. в соответствии с российским законодательством гражданина принудительно можно лечить даже пожизненно! Т.е. в законах РФ нет ограничения на сроки принудительного лечения. Все, что только нужно для принудительного стационарного пожизненного лечения: это соотвествующие заключения психиатров из больницы,где лечится принудительный пациент, а также решения суда о продлении госпитализаций. Нужно отметить, что процент отказов на продление принудительной госпитализации, если врачи-психиатры выступают за нее, в Российской Федерации крайне незначительный!

Если к существующей ситуации добавить тот факт, что в России проведение судебно-психиатрической экспертизы возможно только в государственном учреждении (по решению суда в состав экспертов может быть включен независимый психиатр, но экспертиза все равно проводится только в госучреждении), то становится ясно, что речь идет о серьезной проблеме возможного полномасштабного возрождения классической советской “карательной психиатрии” в современной России.

Вместо эпилога

Обратит ли внимание Страсбург на все вышеизложенное?! Это далеко не праздный вопрос для значительного числа россиян...

Иван Маркелов
{videos}

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке