Никто не забыт, ничто не забыто?!


12 августа 1942 года в Змиевской балке (Ростовская область) нацистами были расстреляны 20 тысяч евреев. 12 августа – годовщина и другой трагедии: в этот день в 1952 году были казнены члены Еврейского антифашистского комитета. Президент С-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека (www.cchr.spb.ru) комментирует эти трагические события.

12 августа 1942 года в Змиевской балке (Ростовская область) нацистами были расстреляны 20 тысяч евреев. 12 августа – годовщина и другой трагедии: в этот день в 1952 году были казнены члены Еврейского антифашистского комитета. Президент С-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека (www.cchr.spb.ru) комментирует эти трагические события.

«В Ростове-на-Дону в эти дни проходит Первый международный форум памяти жертв Холокоста и нацизма в России» - пишут Е. Поляковская и Г. Бочкарев на сайте радиостанции «Свобода» ( - по состоянию сайта на 14.08.12).



Данный Международный форум был организован Российским еврейским конгрессом, Федерацией еврейских общин России, Научно-просветительным центром, фондом "Холокост», и Ростовской еврейской религиозной общиной при поддержке Администрации города Ростова-на-Дону.

Змиевская балка – это место массового расстрела этнических евреев на территории России. 11-12 августа 1942 года нацисты расстреляли там 27 тысяч человек, из них почти 20 тысяч евреев. На месте трагедии в Змиевской балке был установлен мемориальный комплекс.

В память о погибших в 12 августа в Ростове-на-Дону прошел "Марш живых". Около тысячи человек повторили 2-километровый путь, по которому гитлеровцы в 1942 году вели жителей Ростова на расстрел.

Президент Фонда "Холокост" Алла Гербер сказала, что ростовские власти позволили провести марш, однако расстояние, которое преодолели его участники, было сокращенно. Она добавила: «С помощью Администрации Президента, которая нас очень поддержала, к этому подключилась местная администрация... Марш живых должен был идти по всему пути следования на расстрел этих тысяч людей... Собралось очень много евреев... Я хочу рассказать об одной детали, она мне очень важна. Вдруг, когда мы шли к балке, подошла машина. Из машины вышла прекрасная русская женщина, открыла багажник и стала доставать оттуда цветы со своего сада и раздавать эти цветы евреям. Именно так она это и говорила, чтобы они положили эти цветы к памятнику. Это было безумно трогательно. Большая часть этой колонны шла с ее цветами...»

На международный форум в Ростове-на-Дону прилетел председатель попечительского совета Мемориала Холокоста в Иерусалиме "Яд вашем" Исраэль Меир Лау, на мероприятии присутствовали и другие известные общественные деятели.

Известная правозащитная организация «Московское бюро по правам человека» выступила с заявлением по теме, написав, в частности: «Еврейский антифашистский комитет (ЕАК) был создан во время Второй мировой войны с целью организовать поддержку СССР со стороны евреев демократических стран (и прежде всего, США) в войне против нацистской Германии...

24 августа 1941 г. был созван митинг «представителей еврейского народа», на котором выступили с речами С. Михоэлс, И. Эренбург, Д. Бергельсон и другие известные деятели российской культуры, призвавшие «братьев-евреев во всем мире» прийти на помощь Советскому Союзу. Этот призыв произвел большое впечатление: в США был создан Еврейский совет по оказанию помощи России в войне во главе с А. Эйнштейном, координировавший деятельность 250 комитетов по всей стране, аналогичный комитет был создан в Палестине, в странах Британской империи, в Канаде, Австралии...

Уже к апрелю 1942 г. было решено учредить Еврейский антифашистский комитет (ЕАК) при Совинформбюро — органе советской военной пропаганды. Председателем Еврейского антифашистского комитета был назначен выдающийся актер Соломон Михоэлс, а в его президиум вошли крупнейшие представители советской еврейской культуры: поэты и писатели Перец Маркиш, Ицик Фефер, Самуил Галкин, Давид Бергельсон, Давид Гофштейн, Лев Квитко; заведующий Боткинской больницей Борис Шимелиович, первая в СССР женщина-академик Лина Штерн, известный актер Вениамин Зускин. 7 апреля 1942 г. ЕАК опубликовал свое первое воззвание к «евреям во всем мире» за 47 подписями. Среди подписавшихся были писатели, поэты, актеры, врачи и евреи-военные, отличившиеся в войне с немцами...

Была организована мощная информационная кампания: три раза в месяц издавалась газета ЕАК на идиш, налажена трансляция радиопередач на идиш четыре раза в неделю для евреев США и Англии, собиралась информация о нацистских зверствах в оккупированных немцами советских районах. В конце 1943 г. С.Михоэлс и поэт И.Фефер были посланы в пропагандистское турне по США, Канаде, Мексике и Англии, где им был оказан восторженный прием представителями почти всех слоев еврейского населения.

Результаты не заставили себя ждать... С помощью еврейских организаций Америки, в первую очередь "Джойнта", были собраны значительные средства, позволившие СССР приобрести не только тысячу самолетов и пятьсот танков, но и продовольствие, одежду, обувь (в СССР было отправлено два парохода с вещами, медикаментами и продуктами). Всего евреи стран антигитлеровской коалиции внесли в фонд Красной Армии 45 млн. долларов...

Еще в 1944 г. члены ЕАК призывали советское правительство и самого Сталина противодействовать стремительно растущему антисемитизму... Организация превращалась в духовный заслон распространению антисемитизма на освобожденных от фашистов территориях. Тысячи возвращавшихся в родные места еврейских беженцев обращались за помощью непосредственно в ЕАК, ставшему, как ему впоследствии инкриминировалось, "фактически Комиссариатом по еврейским делам". В ЕАК стали проступать черты самостоятельной еврейской национальной организации, что категорически не мог принять сталинский режим. Началась кампания, которая могла закончиться второй Катастрофой, теперь уже для российского еврейства.

Уже в 1946 г. членов ЕАК стали обвинять в сговоре с мировым сионизмом, потом в шпионаже. 13 января 1948 года в Минске органами КГБ был убит председатель ЕАК Соломон Михоэлс. 20 ноября 1948 г. Политбюро утвердило решение Совета министров о немедленном роспуске Еврейского антифашистского комитета, а 21 ноября в помещении Еврейского антифашистского комитета провели обыск, и оно было опечатано; в тот же день закрыли газету «Эйникайт». С 1948 г. по 1952 г. были арестованы более 100 ученых, писателей, журналистов, артистов, государственных деятелей, партийных и хозяйственных работников, которых обвиняли в «преступных связях с Еврейским антифашистским комитетом». В недрах МГБ началась масштабная операция по фабрикации дела ЕАК. Арестованных под страшными пытками заставляли давать показания друг на друга и на ЕАК в шпионаже, террористических планах.

С делом Еврейского антифашистского комитета искусственно связывали и другие дела. К весне 1952 г. следствие было закончено... 18 июля 1952 г Военная коллегия приговорила А. Лозовского, И. Фефера, И. Юзефовича, Б. Шимелиовича, Л. Квитко, П. Маркиша, Д. Бергельсона, Д. Гофштейна, В. Зускина, Л. Тальми, И. Ватенберга, Ч. Ватенберг-Островскую, Э. Теумин к высшей мере наказания, а Л. Штерн — к ссылке на пять лет. 12 августа приговор был приведен в исполнение. Всего по делу ЕАК были приговорены к разным срокам заключения 110 человек...

22 ноября 1955 г. Военная коллегия Верховного суда отменила приговор по делу Еврейского антифашистского комитета «за отсутствием состава контрреволюционного преступления», однако и о вкладе ЕАК в победу в войне, и о трагической судьбе его членов в Советском Союзе неизменно умалчивалось. И только после начала 90-х гг. стали публиковаться документы, книги об этом трагическом эпизоде в истории Советского Союза и советского еврейства...

Змиевская балка считается крупнейшим местом уничтожения евреев на территории Российской Федерации. Расстрелы здесь начались 2 августа 1942 г. 8 августа фашистскими оккупантами были расстреляны советские военнопленные: командиры, политработники и бойцы. 11 августа состоялся массовый расстрел еврейского населения. Было уничтожено практически все еврейское население города – около 20 тыс. человек. Расстрелы продолжались до сентября. В числе жертв были подпольщики, пациенты психиатрических больниц...»

От имени членов НП «Гражданская комиссия по правам человека» г. Санкт-Петербурга в начале 2012 года информационные письма по данной теме были разосланы Гражданской комиссией по прокуратурам различных регионов Российской Федерации. В этих письмах сообщалось, что, по данным мониторинга СМИ за 2011г., проявились положительные тенденции в вопросе защиты прав воспитанников специализированных детских домов-интернатов, граждан, проживающих в психоневрологических интернатах, пациентов психиатрических больниц. Практически во всех регионах страны Уполномоченные по правам ребенка и органы прокуратуры провели проверки соблюдения прав детей в сиротских учреждениях, в том числе и по вопросам психиатрических госпитализаций. Принимались меры по выявленным нарушениям в сфере финансирования, организации питания, обучения, соблюдения санитарно-эпидемиологического законодательства.

Вместе с тем, положение граждан, имеющих психиатрический диагноз, а также детей с ограниченными возможностями продолжает оставаться острой социальной проблемой. Всемирная психиатрическая ассоциация признала факт, что психиатрический диагноз является стигмой, затрудняющей социальную адаптацию и реализацию предусмотренных законом прав.

Во многих странах дискриминация лиц с психическими расстройствами имеет давние исторические корни. В обращении с пациентами обычны были связывание и содержание на цепи, побои, попытки «лечения» голодом и др. До первой половины 19 века душевнобольные Англии, Франции и Германии содержались в тяжёлых условиях: в каменных «мешках», лишенные солнечного света и прикованные цепями, зачастую голодая и подвергаясь избиениям.

Политика расовой гигиены в нацистской Германии привела к стерилизации, а затем и физическому уничтожению многих людей, страдающих психическими расстройствами, и умственно отсталых в ходе программы умерщвления Т-4. Свое название программа получила благодаря адресу главного бюро по координации программы — оно находилось в Берлине, Тиргартенштрассе, 4. Для названия этой программы применялось сочетание слов «Акция — смерть из жалости» (нем. Aktion Gnadentod) или слово «эвтаназия», в документах употреблялось также слово «дезинфекция». В самом начале действия программы уничтожались только неизлечимо больные дети до трех лет, позднее мера распространилась и на подростков до 17-летнего возраста. До конца войны примерно в 30 специализированных детских отделениях было убито, по неполным данным, не менее 5000 детей-инвалидов.

Многие из немецких врачей-психиатров, будучи убежденными сторонниками воплощения в жизнь «терапевтических методов евгеники», принимали самое деятельное участие в «актах эвтаназии» (как в выявлении лиц с психическими расстройствами и составлении их списков, так и в умерщвлении) и в предшествующих программе «эвтаназии» медицинских экспериментах. Они способствовали официальному узакониванию массовых убийств; отбирали и рекомендовали палачей. В программе участвовали такие именитые и уважаемые в немецком обществе специалисты, как Карл Зенхен, Вернер Виллингер, Герман Пфаннмуллер, Макс де Кринис, Карл Шнайдер, Эрнст Рудин, Освальд Бумке, Ганс Бургер-Принц и др. Некоторые из психиатров, принимавших участие в программе «эвтаназии», продолжали свою врачебную деятельность в течение многих лет после окончания нацистского периода.

Массовые убийства пациентов начали осуществляться с 1940 года в клиниках на территории Германии и позднее на территории оккупированной Польши. Была организована сеть учреждений, каждое из которых выполняло свою роль в осуществлении программы.

Для умерщвления сначала предполагалось использовать внутривенные инъекции специальных медицинских препаратов или воздушную эмболию, вводя шприцем воздушную пробку прямо в вену. Врачи, участвовавшие в программе, пришли к решению о нецелесообразности такого метода по чисто техническим соображениям, и было решено изыскать новые способы. Так, именно в рамках программы Т-4 впервые (ещё до применения в концентрационных лагерях) нацистами были использованы газовые камеры, в том числе и передвижные.

К концу августа 1941 г., после волны протестов со стороны родственников больных и возмущения священников католической церкви Гитлер отдал приказ об официальном закрытии программы Т-4. К этому моменту количество жертв Т-4 превысило 70 тыс. человек, что соответствовало запланированному числу; также были убиты тысячи детей с соматическими и неврологическими заболеваниями. Однако и после официального закрытия программы продолжались эвтаназия детей и умерщвление взрослых больных пациентов лечебниц. Массовые убийства людей с психическими расстройствами продолжались вплоть до падения гитлеровского режима, и к концу войны количество убитых превысило 200 тыс. человек (по данным Нюрнбергского процесса — до 275 тыс. человек).

На втором этапе программы был принят новый план действий, разработанный в психиатрических больницах. Пациенты умерщвлялись теперь не в центральных учреждениях посредством газа, а в психиатрических клиниках по решению их директоров. Стали использоваться различные методы убийства: введение медикаментов, смерть от голода или отсутствия ухода. Так, в период с 1942 по 1945 год около 1 миллиона пациентов были замучены голодом в немецких психиатрических больницах.

Политика расового очищения, начатая с массовых убийств больных в ходе программы умерщвления Т-4, продолжалась на оккупированных территориях. В оккупированной Польше спецкоманды СС в массовом порядке расстреливали польских пациентов психиатрических клиник;

Были созданы оперативные группы «А», «В», «С» и «D», подчинявшиеся войскам вермахта и занимавшиеся «чисткой» оккупированных территорий — массовыми убийствами евреев, партийных работников, партизан, цыган и пациентов психиатрических больниц. Эти группы имели организационную связь с главным бюро эвтаназии T-4. Основными методами убийства были массовые расстрелы, отравление газом в машинах-душегубках или газовых камерах, отравление медикаментами, взрывы, голодная смерть и замерзание.

Начиная с осени 1941 года были умерщвлены 632 пациента Минской психиатрической больницы, 836 психически больных в Могилёве, 400 пациентов 2-го клинического поселка Минской психиатрической больницы; 300 пациентов убиты взрывами, были умерщвлены 1644 лиц с психическими расстройствами на территории Прибалтики; в Лотошинске, неподалёку от Москвы, были умерщвлены пациенты психиатрической больницы; 20 ноября 1941 года было убито около 900 пациентов психиатрической больницы им. Кащенко, расположенной в пос. Никольское Гатчинского района Ленинградской области; были расстреляны 785 пациентов киевской психиатрической больницы; убиты 599 душевнобольных в Полтаве; 1300 людей с психическими расстройствами — под Днепропетровском; свыше полутора тысяч человек в Виннице; почти все пациенты психиатрической больницы в Харькове и в Сапогове под Курском. Были уничтожены психически больные люди и в Змиевской балке.

В приютах расстреливали детей-инвалидов: например, в Приславле под Днепропетровском погибло 158 человек. В Симферополе 850 пациентов психиатрической больницы были отравлены газом и умерли от голода. В Крыму были умерщвлены 810 «асоциальных типов, цыган, душевнобольных и саботажников»; в Ставрополе — 632 пациента психиатрической больницы; были уничтожены 210 больных детей из детского санатория Ейска для детей с физическими и психическими отклонениями.

Общество не должно забывать об этих злодеяниях прошлого, чтобы избежать их повторения в будущем. После окончания Второй мировой войны были приняты законы, защищающие людей от медицинских и психиатрических злоупотреблений. В 1949г. был принят Нюрнбергский кодекс, в котором определены 10 принципов проведения медицинских экспериментов. В середине 1960-х годов Всемирная организация здравоохранения разработала Хельсинкскую декларацию, в 1977 г. Всемирная ассоциация психиатров одобрила Гавайскую декларацию (усовершенствована в Вене в 1983 г.), представившую этическое руководство по психиатрической практике. В СССР отсутствовали какие бы то ни было законодательные гарантии прав лиц с психическими расстройствами, в связи с чем любой психиатрический пациент мог быть недобровольно госпитализирован без судебной процедуры по просьбе его родственников, начальника на работе или по указаниям районного психиатра. Это создало предпосылки для массовых злоупотреблений в области психиатрии, в том числе для подавления несогласных с политическим режимом. В 1992 г. в Российской Федерации для защиты прав граждан от психиатрических злоупотреблений был принят Закон «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании».

Президент С-Петербургской Гражданской комиссии по правам человека Роман Чорный сказал: «Учитывая, что именно прокуратура в силу статьи 45 Закона РФ «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» наделена полномочиями контролировать соблюдение законности при оказании психиатрической помощи, Гражданская комиссия по правам человека С-Петербурга просила в своих информационных письмах, разосланных в различные региональные органы прокуратуры России в начале 2012 года, принять к сведению вышеизложенную информацию и принять все возможные меры для защиты прав человека в сфере психического здоровья. В полученных нами ответах говорилось, что информация из наших писем была принята к сведению органами прокуратуры и будет использована при необходимости.

В связи с очередной годовщиной трагедии в Змиевской балке наша Комиссия выражает свои искренние соболезнования еврейскому народу и родственникам всех погибших в этом месте, включая родственников психически больных людей, умерщвленных там. Мы, ныне живущие, должны сделать все возможное, чтобы не допустить повторения трагического сталинского и гитлеровского прошлого».




Международная Гражданская комиссия по правам человека была создана Церковью Саентологии и почетным профессором психиатрии Томасом Сасом для расследования нарушений в психиатрии.

Roman
+4.5
ДОБАВИТЬ комментарий
AUTH_STATUS_LOGIN