Термокружки

“9 рота” выстрелила


Александр Роднянский: “Мы попали в социальный нерв”

С выходом на экраны “9 роты” произошла окончательная переделка кинорынка в стране. Не в том пошлом смысле, который вкладывается в это слово последние годы, а в том, что рынок кино перестроен, приспособлен под новые капиталистические реалии.

Еще раз проработана вся технологическая и организационная цепочка по созданию качественного и кассового кино. Сотрудничество ТВ-каналов, государственных источников финансирования, независимых кинопроизводящих компаний и частные инвестиции — вот конструкция, при создании которой в России способно рождаться такое кино. Спрос, как показывает премьера “9 роты”, на него огромный. Общие сборы в кинотеатрах с 29 сентября по 9 октября — 15 млн. 359 тыс. долларов. Количество зрителей, посмотревших фильм за этот период, составляет 3 млн. 787 тыс. 669 человек. Это рекорд. По стране работает 422 копии фильма. Это тоже рекорд. Создатели фильма уже принимают поздравления. Среди них известный продюсер Александр Роднянский, он же гендиректор телеканала СТС и совладелец “1+1” (Украина). При чем здесь телевидение? Наша особенность, в отличие от Америки, именно в том, что в создании большого кино деятельное участие принимает телевидение.
Революция грез

Разговоры о кризисе российского кино больше не звучат. Наоборот, все в ожидании новых успешных и масштабных проектов. Причем публика настроена к отечественному кино очень доброжелательно. Еще не было ни одного крупного провала. “Антикиллер”, “Бумер”, “Ночной дозор”, “Турецкий гамбит”. Отечественный кинематограф растет в геометрической прогрессии. Больше становится кинотеатров, увеличиваются размеры сборов, гонорары. Раньше у кино были проблемы с деньгами, то теперь, благодаря шальным нефтедолларам, только ленивый не хочет в него вложиться. Нефтяники и металлурги, да просто частные компании, ищущие, куда бы эффективно и эффектно вложить деньги, все чаще смотрят в сторону кино. То, что в России происходит кинореволюция, нет никаких сомнений. Долгое время дремавшая великая кинодержава вновь делает большое кино. В отличие от российской экономики, которая, как утверждает Греф, не в состоянии переварить миллиарды долларов от нефтедобычи, — кинорынок готов к работе и бурно развивается. Вышедшие из отечественного телевидения продюсеры, менеджеры — это та самая новая кровь, которая движет нынешнюю революцию. Они делают не вообще кино, они пытаются угадать и попасть в ту или иную заинтересованную аудиторию.

Александр Роднянский: “Каждый день работы ТВ начинается с прощупывания пульса дня. Компьютерные сети перегружаются от желающих посмотреть приходящие цифры рейтингов прошедших накануне фильмов, сериалов и программ. Поэтому люди на ТВ привыкли работать адресно, твердо понимая возможность резкой смены зрительских вкусов и предпочтений. Телевидение сегодня обладает огромным ресурсом молодых профессионалов. Занявшись кино, они быстро пишут, думают, снимают и монтируют. Эти люди очень технологичны. Неторопливый советский кинематограф остался в прошлом. С его прекрасными самоощущениями величественности, размеренности. Больше этого нет. Время не ждет, зритель требует. Промежуток от замысла фильма до проката должен быть не более двух лет, но никак не шесть, а то и десять лет, как в СССР и как бывает порой сейчас. Знаменитые советские кинематографисты до сих пор полны предубеждений в отношении новой технологической реальности, но и они уже понимают, что время изменилось”.
Предыстория

Сначала на головы телезрителей обрушился поток кино и сериалов, которых они никогда не видели в советские времена. За несколько лет они утомили всех. Как ответ на это утомление начали появляться российские сериалы. Сначала робко — “Улицы разбитых фонарей”. Потом пошла лавина. Сегодня в прайм-тайме шести основных каналов западных сериалов практически нет. Следующим шагом, естественно, должно было стать телекино, а потом, как показывал опыт Германии, — большое кино.

Александр Роднянский: “ТВ привыкло думать о продвижении дорогих проектов максимально эффективно. Поэтому в случае с кино мы двумя руками за то, чтобы качественный фильм превращался в бренд в кинотеатрах, затем собирал большую аудиторию на ТВ и затем — на видео и DVD. В возрождении отечественной киноиндустрии (подчеркиваю — индустрии, не искусства) особую роль сыграло телевидение. В Америке большие студии владеют ТВ-каналами. Компания “Дисней” владеет ABC, а компания “Юниверсал” владеет NBC, “XX век Фокс” — телесетью “Фокс”. У нас скорее наоборот. Крупнейшие американские студии рассматривали телеканалы как способ дистрибуции их огромных кинобиблиотек, как продолжение многотысячных сетей кинотеатров, которыми эти студии владеют. Уровень производственного и технологического развития Голливуда почти совершенен. Во всех мыслимых жанрах массового кино. В Европе доминированию Голливуда долго сопротивляются Франция, Германия, и сейчас к ним неожиданно добавилась Россия. И российское ТВ наряду с государством сыграло, пожалуй, главную роль в этом рывке. Рядом с телеканалами выросли очень крупные производящие компании. На сегодняшний день основной ресурс профессионалов, работающих в кино, — это люди, которые прошли школу российского телевидения”.
Телекратия

Все в стране сегодня тем или иным образом обязано телевидению. Телевизионный переворот в сознании масс произошел сначала во время демонстрации первого съезда народных депутатов, а затем 19 августа 1991 года. С тех пор ТВ захватило власть в России. Теперь это фантастический ресурс промоушна. ТВ выстраивает и низвергает имена и репутации. От больших политиков до крупных торговых марок — все появляется благодаря ТВ. Естественно, теперь, когда возрождается кино, этот процесс даже трудно представить себе без телевидения.

Александр Роднянский: “Есть множество успешных персонажей, которые делают сегодня кино. Но прорыв совершил Константин Эрнст. Он сделал то, что казалось невозможным. Сразу после “Властелина колец”, “Гарри Поттера” и “Матрицы” умудрился “побить” всех “Ночным дозором”. Тот же трюк проделал потом с “Турецким гамбитом”. Два раза случайностью успех быть не может. Проекты Эрнста пробили брешь в сознании зрителей, прежде всего — молодых, которые наконец поверили, что отечественное кино может быть интересным, современным, может отвечать их сегодняшним представлениям и требованиям. В кинотеатры пришли и те, кто не ходил в кино годами. Вот что сделал Эрнст. Своим успехом “9 рота” тоже обязана усилиям телевидения, очень многих людей и компаний”.
Как победила “9 рота”

В отличие от телесериалов, кино — это кусочек вечности. Есть, конечно, “Штрафбат”, “Гибель империи”, “Дети Арбата”, “Моя прекрасная няня” — эти сериалы можно показывать бесконечно. Но в массе своей телепроекты не выдерживают больше двух-трех показов и не живут долго. Кстати, это еще одна причина, по которой телевизионщики, замученные комплексом сиюминутности, устремились в кино. Удачный фильм — вечный, но делать его сложнее. Телесериалы просчитываются. В случае с кино даже самые большие голливудские киностудии, которые тратят миллионы на статистические исследования, на кастинг, даже у этих компаний из десяти фильмов два дают прибыль, пять — почти по нулям, чуть-чуть прибыльные, три — проваливаются. Кинематограф — это черный ящик, и это делает успех в кино значительно более важным, весомым и значительным, чем успех на ТВ. В случае “9 роты” известно, что Федор Бондарчук и Елена Яцура, которые изначально задумали это кино, скоро поняли, что без ТВ, без опыта его продюсеров и раскрутки такое кино не поднять.

Александр Роднянский: “Три года тому назад ко мне пришел мой друг Федор Бондарчук со сторибордом — сценарием в картинках. Предложил почитать и включиться в проект. Планировалось большое постановочное кино, и было очевидно, что его нужно делать по-настоящему. Базовая идея была снимать — в Узбекистане. Вместе с Еленой Яцурой Федор Бондарчук и сценарист Юрий Коротков год работали над сценарием и проектом в целом. И несмотря на более чем осторожное отношение к военным сюжетам я вошел в команду. Из-за Федора. Главной причиной успеха фильма “9 рота”, при всем уважении к тем, кто делал фильм в кадре и за кадром, к актерскому ансамблю и ко всем коллегам, я считаю Федора Бондарчука. Его чувство кино, его энергетика, его понимание сегодняшнего языка, его режиссерский талант достойны уважения. Кстати, мы сразу поняли, что в Узбекистане снимать было нельзя — у них сегодня армия с другими лицами. Не славянскими. Я предложил Украину. Помог тогдашний министр обороны Украины Евгений Кириллович Марчук. Человек интеллигентный и любящий кино. Я ему подробно рассказал о фильме. Когда он услышал фамилию режиссера — все покатилось. Дальше больше: пять месяцев невероятной работы всей группы — продюсера Елены Яцуры, оператора Максима Осадчего, художника Григория Пушкина — сотен людей. И как достойный финал — “9 рота” стала первым русским фильмом, который озвучивался в Лондоне на студии “Пайнвуд” той же командой, которая делала, к примеру, из последнего “Царствие небесное”, “Чарли, шоколадная фабрика”. Они там вспомнили только одного советского режиссера, который у них работал... Сергея Федоровича Бондарчука, отца Федора. Озвучка обошлась в 12 раз дороже, чем аналогичный процесс на родине. С Федором рядом был блестящий профессионал — продюсер Сергей Мелькумов и невероятный звукорежиссер Кирилл Василенко, и качество беспрецедентно для нашего кино”.

Благодарность Америке

Наличие идей, продюсеров, способных вместе с режиссерами снять кино типа “9 роты”, — это хорошо, но только при наличии зрителей, которые ходят в кино. Статистика утверждает, что в России сейчас около пяти миллионов постоянных кинозрителей. Эти пять миллионов своими ногами проголосовали за то, что считают отечественное кино качественным. Это дорогого стоит, потому что никакой российский зритель, годами воспитывавшийся на продукции Голливуда, не стал бы терпеть бездарное качество отечественного кино. Даже из патриотических побуждений. И вот за это мы должны быть благодарны Голливуду. Благодаря ему наш зритель не потерял вкус к кино.

Александр Роднянский: “Блокбастер — это не жанр, это характеристика. “9 рота” скорее между военной драмой и боевиком. Это один из немногих российских фильмов, сопоставимых по технологическому качеству с уровнем голливудских фильмов. Мы показывали фильм продюсерам больших американских студий, и они немедленно после просмотра, прикидывая в уме затраты, оценивали бюджет в 60—70 млн. долларов. А “9 рота” стоила меньше 9 миллионов.

По ходу производства было очень много предложений купить фильм, и самое умное, что мы сделали, — не отдали его до того, как он вышел в прокат в России. Вот сейчас, после успеха в России, это уже будет совсем другая история. Так же было и с “Ночным дозором”, который замечательно идет в Англии, в Германии, во Франции. С “9 ротой”, надеюсь, будет не хуже”.
Возвращение

Говорят, что есть кинематографические страны и есть наоборот. Феномен этот труднообъясним. Почему во Франции в год делается 200 фильмов, а в Германии, которая экономически ни в чем не уступает, в пять раз меньше?! В России производится где-то сто фильмов в год.

Александр Роднянский: “Все у нас бросились снимать то, что называется зрительским кино. Это хорошо, ведь у нас долгие годы торжествовал кинематограф не столько художественно полноценный и содержательный, сколько с провинциальной претензией на художественное высказывание. Я не имею в виду, конечно, великих классиков — Сокурова, Муратову, Германа. Я о новом кино. И как результат — “Возвращение” — замечательный фильм, но на его фоне — двадцать совершенно беспомощных работ. Извиняющих свою беспомощность только вот этой претензией”.
От создателя о главном

Александр Роднянский: “В истории отечественного кино было много фильмов, которые одновременно были и любимыми, и уважаемыми, и творчески успешными, и популярными. “9 рота” Федора Бондарчука, я надеюсь, именно такова. Мне очень понравился фильм “Гарпастум” Алексея Германа-младшего. Один из лучших за последние годы. Если его посмотрит меньше зрителей, чем “9 роту”, это не значит, что он хуже — бывают фильмы разных жанров, востребованности, попадающие в социальный нерв. “9 рота” выстрелила, потому что получился фильм, возвращающий самоуважение и гордость. И это очень важно для сегодняшних зрителей. Он не про события Афганской войны — он про нас сегодняшних. И это не сказка. Не фэнтези. Не традиционный жанровый успех. После фильма или нервно курят, или плачут, молчат и думают. Кино любят в России. Кино — это удивительное пространство, которое умеет заражать миллионы разных людей схожими эмоциями и заставлять их проживать в короткие спрессованные минуты эмоциональный опыт, который в обычной рутинной жизни эти люди проживать не могут. Этот эмоциональный опыт делает и отдельных людей, и целую нацию более зрелой. Этот опыт может быть только своим, сермяжным, он не может быть заимствованным. Кинематографичность державы говорит о ее эмоциональной, психологической, интеллектуальной зрелости и внутренней амбиции. Мы на пороге всплеска. Будет много хороших фильмов”.

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке