Термокружки

«Контентный и телекоммуникационный бизнес должны быть отделены друг от друга»


Интервью с президентом «Системы Масс-медиа» Андреем Смирновым.

В прошлом году «Система Масс-медиа» (СММ) продала «Комстару» свой основной актив — группу компаний «Стрим-ТВ» за 186 млн долл. Теперь компания разработала новую стратегию, сделав ставку на развитие на медийном рынке. О новой стратегии СММ и о том, как отразится финансовый кризис на рынке киноиндустрии, в интервью корреспонденту РБК daily АЛЕКСАНДРУ ДЕМЕНТЬЕВУ рассказал президент «Системы Масс-медиа» АНДРЕЙ СМИРНОВ.

— В конце прошлого года СММ разработала новую стратегию, предусматривающую развитие контентного бизнеса. Расскажите подробнее об этой стратегии.

— Новая стратегия СММ делает ставку на медийность, в связи с чем и было принято решение о продаже «Стрим-ТВ» «Комстару». Стратегия предполагает производство контента для четырех экранов — мобильного телефона, телевизора, компьютера и киноэкрана. На инвестиции, полученные от продажи «Стрим-ТВ», мы и хотим реализовать программу. Средства потребуются, чтобы быстро подойти к запланированным ключевым показателям — количеству часов, качеству программ и абонентской базы. В связи с текущей ситуацией на рынке деньги стали очень дорогими, но, с другой стороны, вырос и их вес. Мы планируем основное количество средств — 80% — потратить на производство контента, а 20% — на оборудование.

— Насколько позитивным для своей компании вы считаете решение продажи «Стрим-ТВ» «Комстару», ведь это был основной генератор выручки СММ?

— Контентный и телекоммуникационный бизнес должны быть отделены друг от друга. По крайней мере так мы решили в рамках холдинга АФК «Си­стема». Разделение этих направлений — необходимое условие развития качества контента. «Стрим-ТВ», как кабельная структура, перешла в «Комстар». Мы же, как контентная структура, получили возможность продавать свой контент и отвечать за развитие только этого направления.

У операторов связи и медийщиков различные бизнес-модели. Операторы делают основную ставку на развитие и модернизацию сетей. В контентном бизнесе приоритет отдается качеству контента. Соответственно, владелец сети серьезно не инвестирует в медийный бизнес. Мы наконец определили: «Стрим» — это телевидение, а телекоммуникационные услуги будут перебрендированы в «Комстар».

В США эти бизнесы отделены друг от друга. Медийный бизнес функционирует по принципу отношения зрителя: плати сколько хочешь, выбирай что смотреть. Тогда, если это хороший контент, он будет собирать деньги, развиваться, становиться все лучше и лучше, а тот, что не попал в нишу, будет закрываться.

— Как, по вашим прогнозам, будет меняться спрос у зрителей в нынешних условиях?

— В мире есть разные концепции развития медийного бизнеса в период кризиса. Мы придерживается мнения, что сложившаяся экономическая ситуация — хорошее время для медийного направления. Недостаток этой концепции — она касается бесплатного контента.

Мы пытаемся делать ставку на развлекательное ТВ — сейчас это направление актуально. У многих пострадавших в результате кризиса телевизор остается одной из немногих возможностей отвлечься от злободневных мыслей. Но в любом случае как рынок достигнет дна и начнет расти, то ситуация улучшится, фактически сразу. Потребительский рынок гораздо быстрее реагирует на такие вещи в отличие от тяжелой промышленности.

— Расскажите о ваших планах по развитию на рынке контента для телевизоров и киноэкранов.

— Основная наша задача — производство высококачественного контента для телевизора. Сперва мы в разы увеличили число производителей, что улучшит качество контента. Раньше наши пять каналов производились четырьмя компаниями, а сейчас количество таких компаний выросло почти до 30. Мы поменяли всю команду — к нам пришли профессиональные телевизионщики, проработавшие на федеральных телеканалах много лет.

Для развития телевидения мы пригласили немало телевизионных звезд, таких как Гордон, Пушкина. И мотивация у них работать с нами вполне определенная. Федеральные каналы построены под общую аудиторию, и возможности, как временные, так и тематические, сильно ограниченны. А на специализированных каналах есть возможность реализовать именно то, что тебе нравится. Как одно из направлений мы рассматриваем возможность создать региональные каналы. Согласно оценкам наши зрители любят отечественный контент: русские хотят смотреть русское. Более того, людям вдвойне интересно то, что происходит именно в их городах и районах. Планируется также создание игровых каналов, где можно играть с помощью специального пульта — здесь тоже используется интерактивность.

В кинозалы мы пока идем неактивно — для развития на этом рынке нужна прозрачность цепочки бизнеса. Затратные части — девелопмент, производство кино, продвижение. Но у нас нет возвратной части, которую обеспечивают кинотеатральные сети. Сейчас мы присматриваемся к кинотеатральным сетям с большим вниманием, рассматривая возможность купить.

— Есть ли уже кандидаты на покупку? Какие суммы вы готовы инвестировать в кинотеатральные сети?

— Мы постоянно мониторим этот рынок, но не могу сказать, что переговоры находятся в активной фазе. Мы наблюдаем, как реагируют кинотеатральные сети в период кризиса: сейчас у некоторых из них возникают затруднения, они страдают от падения курса рубля.

В рублевом эквиваленте у кинотеатров оборот увеличивается, но в долларах наблюдается падение. А ведь кино­театральные сети расплачиваются с зарубежными поставщиками именно долларом.

Как говорят, хочешь выиграть в казино — купи себе казино. Хочешь выиграть на кинорынке — купи себе кинотеатральную сеть. Поэтому в развитии на рынке кинопроизводства мы пока очень осторожны.

— Насколько велик дисконт при сделках с кинотеатральными сетями в период кризиса?

— Естественно, дисконт здесь имеет место, но для реальных сделок нужно дождаться дна на финансовых рынках. Сейчас кинотеатральные сети держат удар кризиса, и в процессе переговоров по сделкам они пока не готовы дать дисконт.

— Каковы ваши планы по развитию в интернет-сегменте?

— В целом мультимедийный бизнес в Интернете и на ТВ движется к интеграции. Контент будет двигаться за зрителем — с фиксированных домашних сетей сигнал будет транслироваться через WiMAX, переключаясь на малый экран смартфона и ноутбука, а далее — на мобильный телефон. Сейчас уже появляются новые терминалы с HD-экранами. Интернет становится более визуализированным, растет количество видео. Телевидение, в свою очередь, будет двигаться к интерактивности — сейчас это уже возможно реализовать на IPTV. В перспективе у нас будут запускаться интернет-порталы развлекательного содержания.

Сейчас мы планируем создать большой архив, строим дата-центр в Москве на базе нашего центрального офиса. Видеоархив будет рассчитан на 50 тыс. часов. Что же касается музыкального архива — мы сейчас собираем музыкаль­ные права, которые можно потом использовать где угодно как на ТВ, так и на мобильных телефонах. У зрителей в перспективе будет возможность собрать свой плей-лист с огромным количеством музыки. Объем инвестиций в дата-центр — миллионы долларов.

В этом архиве будут и фильмы, и телепередачи, и т.д. Это и будет нашим шагом к интерактивности — мы сможем транслировать не просто то, что нарезали, а пользователь сам сможет выбирать себе эту нарезку. Телевидение — это, с одной стороны, событийные передачи, а с другой — то, что можно смотреть когда угодно. И главное — своевременно выпускать событийные передачи, которые актуальны только в определенный момент времени, а далее — нарезки по выбору. На одном сервисе разместить весь архив не получится. Чтобы сделать распределенную структуру серверов, мы будем общаться с нашими коллегами-связистами.

— Планируете ли вы покупать активы или будете развиваться строго органически?

— Решения будут приниматься в зависимости от ситуации. Есть масса возможностей, как обойтись без покупки, оставаясь работать в пуле с партнерами, — это может быть более перспективно, особенно с учетом сложности рыночной ситуации.

— Как обстоят дела с развитием направления мобильного ТВ?

— Пока перспективы до конца неясны. С одной стороны, сеть DVB-H мы достроили. Но существует регуляторная проблема — лицензии сейчас временно не выдаются. Но в целом мы позитивно смотрим на развитие сегмента мобильного ТВ и готовы работать на этом рынке.

— В структуре СММ есть еще и рекламный бизнес в лице компании Maxima. Каково его место в новой стратегии компании?

— Мaxima — самое большое на данный момент в России независимое, то есть не сетевое, рекламное агентство. Контентный бизнес можно монетизировать двумя способами. Во-первых, может платить абонент, заказывающий контент. Во-вторых, если абонентов миллионы, то за счет рекламы. Так что роль Maxima для нас будет расти с увеличением абонентской базы. Нас интересует развитие представительств, межагентских отношений с другими независимыми агентствами.

— Велика ли зависимость выручки СММ от взаимодействия с другими «дочками» АФК «Система»?

— Сейчас у нас доля доходов от продаж другим сетям в десятки раз больше, чем выручка от продаж другим «дочкам» «Системы». Мы себя по­зиционируем как контентная организация, готовая оказывать услуги любым сетям.

Андрей Смирнов работает на медийном рынке с 1988 года, тогда стал режиссером телепрограммы «Взгляд» молодежной редакции ЦТ. После этого он работал в телекомпании «Авторское телевидение» в должности продюсера и коммерческого директора на телеканале «Деловая Россия», а в 1999 году пришел на должность заместителя гендиректора телеканала «Россия». В 2003 году Андрей Смирнов — управляющий в кинокомпании Russian World Studios. В конце 2007 года кинокомпания была преобразована в совместное предприятие RWS и АФК «Система» — ЗАО «РВС», Смирнов был назначен гендиректором. В июле 2008 года Андрей Смирнов возглавил «Систему Масс-медиа» АФК «Система».

{videos}

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке