Термокружки

«Мы никогда не рассматривали себя в качестве инструмента власти»


Интервью с генеральным директором ФГУ «Редакция «Российской газеты» Павлом Негоицей.

Сегодня исполняется 20 лет с выхода в свет первого номера «Российской газеты», официального печатного органа правительства Российской Федерации. После публикации в «Российской газете» вступают в силу федеральные законы, распоряжения правительства и указы президента. У издания существует множество приложений и проектов, таких как «Российская бизнес-газета», «Российская газета — Неделя», онлайн-версия. Заявленный тираж ежедневной газеты составляет более 187 тыс. экземпляров, а ежемесячная посещаемость сайта в этом году составила порядка 3 млн посещений.

Генеральный директор ФГУ «Редакция «Россий­ской газеты» Павел Негоица рассказал корреспонденту РБК daily  Алисе Курманаевой  о настоящем и будущем издания.

— Уже 20 лет «Российская газета» является официальным органом правительства РФ. Как менялась за это время сама газета?

— Главная веха — первый номер «Российской газеты». Газета создавалась Борисом Ельциным как издание новой России и сыграла серьезную роль в противостоянии тем, кто не желал реформ. Далее следует говорить о 1993 годе, когда произошел путч и издание поменяло свой статус. Оно перестало быть газетой Верховного Совета и стало изданием правительства РФ. Это был период Бориса Ельцина со всеми плюсами и минусами, завоеваниями и потерями.

В 2000 году на пост генерального директора «Российской газеты» пришел Александр Горбенко, и в последние десять лет формировалось то издание, которое вы видите сейчас. За 20 лет Россия пережила очень многое: перестройку, закончившуюся перестрелкой, развал громадной страны и обретение Россией своего нынешнего статуса, «Норд-Ост», «Курск», драматический дефолт… «Российская газета» была в центре этих и других событий.

— Какие средства ежегодно выделяются из федерального бюджета на издания «Российской газеты»? И как они распределяются?

— Не секрет, что сейчас мы получаем из федерального бюджета значительную сумму. Ее достаточно для выполнения государственных задач, поставленных перед «Российской газетой» как изданием правительства. Мы являемся официальными публикаторами нормативно-правовых актов федерального уровня, многие законы вступают в силу после опубликования в «Российской газете».

С апреля 2007 года выходит проект «Российская газета — Неделя». Издание существовало и раньше. Но в 2007 году государ­ство приняло решение, что к тиражу в 200 тыс. нужно добавить еще 3,2 млн экземпляров, на которые будут бесплатно подписаны ветераны ВОВ, инвалиды, участники чернобыльских событий и ряд других социально незащищенных категорий наших граждан. На проект выделены большие деньги, речь идет о миллиардах рублей. Но они тратятся на воспроизведение и распространение этого тиража. Только «Почте России» мы перечисляем более половины бюджета. Также три года существует такой проект, как приложения «Российской газеты» к ведущим газетам мира, таким как The Washington Post, The Daily Telegraph, Le Figaro, Еl Pais и т.д. Всего приложения издаются в 12 зарубежных изданиях. В онлайн-версиях этих изданий мы упоминаемся и имеем свой микросайт.

С помощью этого проекта мы хотим донести до зарубежной аудитории инвестиционную привлекательность России, рассказать, что происходит в стране с экономической, финансовой точек зрения. Был соблазн войти на зарубежные рынки самостоятельно, но это стоило бы очень дорого. Сейчас перед нами стоит задача более интенсивного развития проекта, выхода на новые страны. Разумеется, осилить самостоятельно столь масштабные проекты практически невозможно. Хотя мы и зарабатываем — на подписке, розничных продажах, на размещении рекламы в печатных изданиях и на сайте, разветвленной региональной сети, которая имеет свои дополнительные продукты к «Российской газете». В этом смысле мы крепко стоим на рынке и ощущаем дыхание конкурентов. И нам не безразлично, на каких позициях находится наша газета.

— Судебная тяжба с «Коммерсантом», затеянная в 2008 году из-за права публиковать объявления о банкротстве, была частью конкурентной борьбы?

— Несомненно. В свое время «Российскую газету» обязали собирать и публиковать объявления о банкротстве, и мы знали, что рано или поздно будет объявлен конкурс на право этих публикаций. Наша цена в ходе состоявшегося конкурса действительно оказалась несколько выше, чем у «Коммерсанта». Сказать, что мы легко расстались с доходами от опубликования объявлений о банкротстве, нельзя, потому что те доходы позволяли нам развиваться. Но мы сделали выводы, перепрофилировали людей, которые занимались этой деятельностью, начали развивать новые продукты. Сначала было непро­сто, но мы преодолели трудности. Естественно, что мы боролись: если есть такой источник дохода, то почему от него отказываться?

— Какова все-таки конкрет­ная сумма, выделяемая вам из госбюджета?

— Конкретные цифры финансирования содержатся в федеральных законах о бюджетах на соответствующий год. Год от года они отличаются довольно значительно. Если говорить о затратной части, то на сегодняшний день она увеличилась в 600 раз по сравнению с тем временем, когда «Российская газета» только появилась. Если говорить о том, как мы закроем этот год, то, по прогнозам, наши траты превысят 4 млрд руб. У нас есть план по продаже рекламы в Москве и регионах, и я удовлетворен тем, как он выполняется.

Сложнее обстоят дела с доходами по подписке. В структуре нашего тиража свыше 100 тыс. обычных подписчиков и 30 тыс. юридических лиц, которые подписываются не только на «Российскую газету», но и на «Российскую бизнес-газету», журнал «Юрист спешит на помощь» и «Библиотечку «Российской газеты». Это существенная статья нашего дохода. Мы пытаемся делать что-то, чтобы получить рост подписных тиражей. К примеру, во время кампании по подписке на второе полугодие было принято решение об организации спецпрограмм по льготной подписке для студентов. Мы договорились с руководством «Почты России», что предпримем ряд совместных акций в ходе подписных кампаний. За внимание читателей к печатным изданиям уже не первый год приходится бороться и тратить на это деньги.

Подписка и Мердок

— Есть ли смысл бороться за традиционную подписку, когда большинству читателей проще приобрести издание в розницу или по­смотреть онлайн-версию? В конце концов, можно оформить электронную подписку.

— Молодежная аудитория, которая сидит в блогах и социальных сетях, меньше всего склонна за что-то платить в Интернете. Как только вы объявляете, что доступ платный, она тут же уходит с сайта в поисках альтернативного бесплатного источника информации. Пример тому — практика Руперта Мердока, который в течение последнего полугода экспериментирует с электронной подпиской. Кого-то он приобрел, но и потерял уже, по разным источникам, очень много активных пользователей. В нашем случае доходы от рекламы в печатной версии в десятки раз превосходят те, что нам удается получать от рекламы в онлайн. Должно пройти время, чтобы рекламодатель поверил в то, что реклама в интернет-версиях наших продуктов может быть не менее эффективна, чем в газете. В идеале было бы хорошо, если бы будущий молодой потребитель, проводя много времени в интернет-версии, держал под рукой и печатное издание. К тому же среди наших подписчиков много чиновников, также довольно молодых людей, которые не только активно потребляют информацию, но и профессионально дифференцируют ее в соответствии со своими интересами.

— Как вы считаете, если сейчас убрать денежную поддержку государства, будет ли «Российская газета» в состоянии сама себя обеспечить?

Если говорить именно о «Российской газете», отложив в сторону документы и законы, благодаря подписке вкупе с рекламой и цветными приложениями «Экономика», «Регион», то мы будем очень близки к самоокупаемости. Но это условно. Объем газеты варьируется от 12 полос и доходит до 32—48, когда речь идет о публикации законов или важных документов, постановлений правительства РФ. Сказать, что мы готовы отказаться от государственных денег, нельзя. Можно было бы свести вопрос исключительно к рентабельности и прибыльности, но тогда бы пришлось изменить природу газеты. На сегодняшний день «Российская газета» — общенациональное официальное издание, распространяющееся на всей территории РФ.

В угоду получению прибыли пришлось бы сократить количество пунктов печати с 46, скажем, до 10—12, а газету распространять только в городах-миллионниках. Сейчас у нас функционирует 32 филиала. В период реструктуризации мы закрыли только один, 13 филиалов сделали базовыми, собирающими рекламу и делающими выпуски «Экономика округа». В остальных филиалах сейчас работают по три-четыре человека. Думая о рентабельности, эти филиалы пришлось бы, наверное, закрыть. Но ведь так полстраны можно закрыть по причине нерентабельности. У нас огромная территория, и далеко не все предприятия на ней рентабельны. Мы же, насколько понимаю, хотим единого информационного пространства в стране, и государство сознательно идет на некие траты для утверждения неких принципов в экономике, в том числе и в области государственных СМИ.

iPad и блоггеры

— Как вы намерены развиваться в будущем? Будете ли разрабатывать мультимедиа-составляющую сайта или делать газету цветной?

— Мы хотим обновить «Российскую бизнес-газету», приложения, которые появятся в будущем году. Будем продолжать проект «Российская газета — Неделя», если на нее будут выделены деньги из бюджета. Если нет, то будем выпускать ее в том объеме, в котором выпускали прежде. Вряд ли мы будем переводить в цвет газетные издания, пока нам хватает того, что цветными являются окна модульной рекламы. Также мы собираемся развивать все, что связано с Интернетом, хотим усовершенствовать сайт. Есть серьезное намерение подружиться с планшетом iPad, развивать работу пресс-центра. Предстоят перестройки внутри редакции, связанные с необходимостью внедрения новой модели газеты.

— Насколько сложно сейчас конкурировать правительственной газете с блогосферой в вопросах формирования общественного мнения?

— Несложно. Мы боремся не просто за потребителя, а за вдумчивого, ответственного читателя с хорошим образованием, желательно успешного в жизни. У любого государства на его историческом пути есть издержки. Никто не говорит о том, что все замечательно. И порой мы публикуем материалы, после которых нам звонят коллеги с вопросами, как мы, правительственное издание, осмелились поднимать подобные вопросы. У нас печатаются множество авторов, которые вовсе не хвалят правительство за его действия. Мы никогда не рассматривали себя в качестве ин­струмента власти — такое, уверен, не нужно ни власти, ни нашим читателям.

Основная наша задача — не бороться с мнением блоггеров, а информировать о том, что делает государство, и улавливать, как реагируют на эти действия разные слои населения. А также продвигать наш собственный продукт так, чтобы пользователи, живущие в блогосфере, обратили на нас внимание.
{videos}

ДОБАВИТЬ комментарий
Вы не авторизованы. При отправке сообщения, в качестве автора будет указан "Гость". Вход | Регистрация
Защита от спама * :

Введите символы на картинке