"Лучше конкурировать на большом рынке, чем драться по правилам каменного века за остатки с барского стола"


Президент вещательной корпорации "ПрофМедиа" (ВКПМ) Юрий Костин о рынке радио.

В минувшем феврале управляемый Михаилом Лесиным холдинг "Газпром-медиа" поглотил "ПрофМедиа" Владимира Потанина. В результате сделки появился в том числе крупнейший по количеству федеральных станций радиохолдинг.

При этом под управление ВКПМ, уже включавшей в себя "Авторадио", "Юмор FM", "Радио Energy" и "Радио Romantika", перешли станции самого "Газпром-медиа" — Comedy Radio, Relax FM, "Сити FM", "Детское радио" и "Эхо Москвы". О новой структуре бизнеса в интервью "Ъ" рассказал президент ВКПМ ЮРИЙ КОСТИН.

— Что изменилось в бизнесе ВКПМ после объединения?

— Если кого-то покупают, то управленческая команда обычно приходит от покупателя. Так было с "Европейской медиагруппой" (ЕМГ), когда после ее продажи "Сибирскому деловому союзу" пришла команда из Кемерово. Мы же доказывали свое право на две вещи: управлять объединенным холдингом из девяти станций и самостоятельно реализовывать рекламный инвентарь. Мы консолидировали активы в единую структуру, унифицировали бизнес-процессы. В итоге осталось только два направления, на которые мы не полностью влияем. Первое — контент для Comedy Radio, который производится ТНТ в рамках Comedy Club, второе — "Эхо Москвы", чья структура собственности требует особых процедур для принятия решений. При этом мы продаем рекламу на "Эхе", как и на всех остальных наших станциях.

— Были ли другие претенденты на покупку ВКПМ?

— Компания находилась в состоянии подготовки к сделкам с конца 2011 года. У нас были попытки объединиться и с ЕМГ, и с группой "Выбери радио". В конце 2013 года в своеобразном тендере участвовали "Выбери радио" и "Газпром-медиа", последний в итоге победил, потому что в этом случае речь шла о приобретении у "Интерроса" не только ВКПМ, а всего "ПрофМедиа".

— Ресурсы "Газпром-медиа", включая федеральные телеканалы, участвуют в продвижении ваших проектов?

— Мы находимся в стадии формирования внутрихолдинговой политики. Но, как только достигнем максимального синергетического эффекта, станем игроком номер один на столичном и российском рынках. Это и требование акционера. В этой связи, например, нет партнера для Comedy Radio лучше, чем ТНТ, и наоборот. Кстати, "Юмор FM" также поддерживает проекты Comedy Club, пока у Comedy Radio нет федеральной сети.

— В лице Comedy Radio и "Юмор FM" у вас появилось два пересекающихся формата.

— Они по-разному позиционируются и не конкурируют. "Юмор FM" — музыкально-информационная станция, это "хиты юмора" и контент Comedy Club, рассчитанный на более взрослую аудиторию. Это федеральный игрок. А Comedy Radio — более молодежное, разговорное, космополитичное радио, при этом прикованное к одному бренду, то есть, например, КВН там быть не может.

— ВКПМ пополнилась еще и двумя разговорными форматами — "Эхом Москвы" и "Сити FM". Последний сейчас на 37-м месте из 51 московской станции. Довольны тем, как он развивается?

— Это формат, безусловно, дорогостоящий. Когда "Сити FM" выходила на московский рынок, она имела большие перспективы, так как конкурентная среда была иная. Теперь же она конкурирует сразу с десятью новостными радиостанциями. Но в текущей обстановке людям важно знать, что происходит, и новостные станции забирают аудиторию — в основном мужскую — даже у лидеров. Пока контент "Сити FM" востребован и позволяет привлекать новых рекламодателей.

— "Газпром-медиа" объявлял, что при аудите "Эха Москвы" в его эфире обнаружилась неучтенная реклама. "Эхо" проверяет ревизионная комиссия, в которую вы входите. К каким выводам пришли?

— Мы анализируем ситуацию и специфику. Радио с большим количеством разговорных программ — новое для нас дело. Необходимы понятные правила, чтобы прочертить границу между "джинсой" и обычным информированием слушателя. Надеюсь, что все вопросы к "Эху" — лишь отражение существующей практики, а не попытка скрыть какие-то доходы. Мы все приведем к общему знаменателю, упорядочим появление брендов в эфире, и всем станет легче жить. Мы также оцениваем потенциал роста выручки "Эха Москвы" и развития сети. В этом смысле в формате я вижу много плюсов. Главное преимущество — альтернативность взглядов. На рынке, где есть растущие "Вести FM" с поддержкой канала "Россия", уникальность — важный момент. Но есть и минусы с точки зрения подачи информации и программ, имеющих большее отношение к коммерции, чем к контенту.

— Например?

— Информационный формат позволяет рекламодателю, подписав договор, не просто размещать рекламу, но и приглашать в программы своих экспертов. Это хорошо для коммерции, но хорошо ли это для аудитории — в том числе для регионального развития, если продвигаемые услуги оказываются в Москве?

— Кто принимал решение об увольнении Екатерины Павловой с должности гендиректора "Эха Москвы" и ее переходе в ВКПМ?

— Решение о назначении и смене гендиректора "Эха Москвы" — прерогатива акционера. А переход госпожи Павловой в ВКПМ — общее решение. Мы совместно работали по интеграции продаж "Эха" в ВКПМ, сохранили команду продавцов "Эха", эффективно взаимодействовали.

— Как повлияет на вас консолидация телерекламного рынка в рамках нового Vi, не перейдут ли в эту структуру продажи радио?

— Сравнительно недавно мы консолидировали продажи в ВКПМ. Эта система эффективно функционирует. Взаимоисключающих задач перед нами не ставят.

— Ваш главный конкурент ЕМГ весной приобрел "Дорожное радио", вторую по популярности радиосеть в стране. Вы планируете отвечать на эту сделку?

— "Дорожное радио" — интересное приобретение, но это уже проблема ЕМГ. Для нас пока ничего не изменилось.

— Вы ведь тоже хотели купить "Дорожное"?

— Да, еще при прежнем акционере, но "Интеррос" не дал нам такую возможность. Этот вариант мы обсуждали и в рамках "Газпром-медиа". На случай покупки у нас была стратегия, которая сводилась скорее к защите "Авторадио", чем к развитию "Дорожки". Задача же коллег из ЕМГ состояла не в развитии собственных проектов, а в ударе по позициям "Авторадио". Конечно, когда сделка с ЕМГ состоялась, во мне говорили эмоции, но я перезагрузился и понял, что "Дорожное" всегда будет вторичным продуктом, а второго "Авторадио" все равно никому не сделать.

— Говорят, уже после подачи ходатайства ЕМГ о покупке "Дорожного радио" вы тоже вошли в переговоры с его владельцами.

— А мы и не прекращали с ними беседы. "Дорожное" было невестой на выданье, а невеста капризничает, когда есть не один ухажер, а два. Нужно было добавить еще некоторое количество финансов, но мой акционер не был к этому готов. Я был расстроен этим решением, но сейчас понимаю, что в перспективе оно, наоборот, защитило менеджмент, потому что помимо блокирования конкурента нужно думать и о том, с какими результатами придешь на совет директоров.

— Когда вы обсуждали возможность покупки, о каких суммах шла речь?

— Были независимые оценки и оценка владельцев "Дорожного радио" — разница доходила до десятков миллионов долларов. Существуют правила ведения таких сделок: когда действительно нужен актив, можно пойти на переплату. Пару лет назад такая покупка действительно была бы крайне полезна, но теперь мы не смогли прийти к однозначному выводу, что целесообразно вкладывать такие деньги, когда у нас и так столько нового инвентаря. И еще, когда понимаешь, что срок окупаемости инвестиции от 15 лет, как ты докажешь акционеру, что этот актив нужен?

— Рассказывают, что летом вы делали предложение о покупке "Радио Шансон" его владельцу Владимиру Маслову. И якобы тот готов был продать бизнес за $100 млн...

— Может, и был такой разговор. Но вести официальные переговоры я уполномочен не был и не вел. Мы с Владимиром находимся в дружеских отношениях, в кулуарной беседе могли посмеяться, он мог с таким же успехом назвать миллиард долларов. В бизнесе, когда мужчины друг друга понимают, это обычное дело. Безусловно, для всего обязательно когда-нибудь найдется покупатель, но владельцу "Шансона" спешить некуда. Это ниша, в которую вторая компания, скорее всего, уже не придет. Бывают исключения, но такие попытки обречены на серьезную и длительную работу. Сейчас значительно труднее добиться результата даже вливанием денег, покупками, рекламными бюджетами. В начале 2000-х можно было достичь определенных показателей за два месяца, сейчас это превращается в четыре года.

— В какую сумму сейчас может обойтись запуск новой радиостанции?

— Если нет социальной потребности в продукте, даже $10 млн на продвижение ничего не дадут. Например, в 2011 году в рекламу одного из конкурентов Radio Romantika было вложено не меньше $5 млн. Результат: прошло четыре года, станция стремится к пятой десятке рейтинга. Это не история успеха, а история неправильного управления брендом. Мне кажется, что картина рынка в ближайшее время останется неизмененной, разве что переформатируют несколько неуспешных радиостанций. Вещатели сконцентрируются прежде всего на коммерции, аудитории, позиционировании, новых медиа.

— То есть для новых форматов нет места?

— Я верю, что есть. Нельзя думать, что не придет кто-то умнее тебя, и почивать на лаврах. Но найти нишу в тысячу раз сложнее, чем в 1990-х, и в десятки раз сложнее, чем в 2000-х. Я был владельцем "Радио 101", успешной до 1995-1996 годов станции, которая проглядела конкурентов, воспользовавшихся переменой настроения в обществе. Люди тогда накушались иностранной музыки и опять захотели своего. Подобное всегда возможно, но есть проблема — кадровый голод. Нужен новый подход, что-то, что привлечет в FM молодую аудиторию, которая уменьшается.

— Вы еще рассматриваете возможность покупок?

— Мы и так лидеры по количеству радиостанций в Москве и по России. Но, конечно, периодически думаем о возможности укрепить позиции, в частности в регионах. Но и там, и в Москве неадекватное представление о стоимости активов. Тебе пытаются их впарить за деньги, которых они не стоят и никогда не будут стоить, а стоили в 2007 году, когда в городах-миллионниках станция продавалась за $2 млн. Сейчас такие цены абсолютно неприемлемы. И еще: ВКПМ до "Газпром-медиа" и после — это компании с разными возможностями. Когда становишься частью такого холдинга, получаешь набор экстравозможностей. В нашей конфигурации уже не совсем понятно, зачем тратить деньги просто на частоту в Москве.

— А сколько сейчас стоит частота в столице?

— К началу года стоила $8-10 млн, но это станции, которые не блещут результатами. О первой десятке не берусь даже судить.

— Последний запущенный вами формат — "Радио Romantika", стартовавшее в 2011 году на частоте "Радио Алла", аудитория оценила хуже, чем прежний. Не считаете, что с ним не угадали?

— "Радио Алла" было станцией одного человека, второе такое создать невозможно. Алла Пугачева многое дала для имиджа станции, но это такой ракетоноситель: подняв проект, она должна либо полностью его контролировать, либо придумывать что-то новое. Решение о прекращении сотрудничества было принято стремительно, и мы в максимально сжатые сроки придумали замену. Постарались далеко от позиционирования не уходить, омолодив женскую аудиторию. Причем запрыгнули в последний вагон, потому что, если бы выпускали этот продукт сегодня, станция навсегда осталась бы в последней десятке. А она еще будет набирать обороты. При всех рейтинговых показателях доходы "Радио Romantika" выше, чем у "Радио Алла", которая была очень дорогой станцией: у нее было больше программ, больше информационного контента, художественный руководитель (госпожа Пугачева.— "Ъ") тоже оплачивался справедливо, в соответствии с именем. Но управлять звездами тяжело, а когда ты сам не звезда, еще тяжелее.

— "Радио Romantika" окупается или ей нужны средства акционера?

— Romantika не убыточный проект, ее монетизация будет только расти. Вообще, за последние годы не помню, чтобы мы хоть раз использовали средства акционеров: стартап финансируют более успешные станции. Некоторые сделки, в том числе по региональным активам, мы тоже проводим за счет собственных средств, не заемных.

— Потребительская активность снижается, падают, например, продажи автомобилей. Как это сказывается на доходах ваших станций?

— Автомобили и медицина вместе составляют 50% рекламных бюджетов в Москве. Это ключевой сегмент. Но на самом деле, когда рынок падает, радио растет, потому что рекламодателям надо именно продавать, а не заниматься позиционированием. Поэтому сейчас мы наблюдаем возросшую активность именно автомобильных дилеров, представительств.

— Какие ожидания по росту рынка в этом году?

— Первое полугодие показало рост на 6%. Но это редкий год, когда мы готовы корректировать прогнозы чуть ли не еженедельно — настолько волатильна ситуация. Думаю, никто не понимает, какими будут поздняя осень и зима. На следующий год я бы все же прогнозировал рост у радио. Я прошел несколько кризисов — и 1998 год, и 2008-2009-е, когда было минус 30%,— по сравнению с этим сейчас мы в стабильной ситуации. И это несмотря на жуткий фон — ведь помимо ситуации на Украине есть, например, "Исламское государство", которое тоже влияет на мировую обстановку, а маркетинговые бюджеты в первую очередь срезаются как раз в таких ситуациях.

— Насколько напряженная конкуренция за бюджеты на рынке?

— Мы ощущаем конкуренцию, боремся за клиентов и в этой связи выступаем против больших пакетных рекламных предложений на радио. В 2009-2010 годах пакеты были нормальным продуктом, а сейчас себя изжили, потому что в них для выполнения обязательств перед партнерами неизбежно переливание денег со своих радиостанций. Ты берешь обязательство кормить чужую радиостанцию, но за счет чего? Уверен, что все игроки, включая ЕМГ, понимают, что помимо решения сиюминутных задач надо мыслить стратегически и не на смехотворную перспективу, а хотя бы на три года. Нельзя развращать клиента. Если кто-то из игроков идет на такую политику, то у многих участников рынка просто не достает альтруизма, чтобы тоже не идти в кильватере этой опасной игры. Причем коллеги считают, что они-то как раз не демпингуют, а демпингуют все остальные. Конечно, может, мы и сами дойдем до подобных предложений, если почувствуем, что нет другого выхода, но в принципе мы категорически против демпинга и переброски одних денег по разным корзинам.

— Участники Российской академии радио этим летом не договорились о партнерстве с ресурсом Moskva.FM. Какова ваша позиция?

— Работа не закончена, а приостановлена. Серьезный обмен мнениями у нас впервые состоялся в июле, и когда мы подошли к подписанию договора по Moskva.FM, то поняли, что тема недоработана. Логику ВКПМ и некоторых других коллег можно охарактеризовать просто: если нельзя уничтожить пиратов, надо легализовать их. Moskva.FM очень востребован публикой, поэтому я выступаю за то, чтобы возглавить процесс легализации, если мы не можем или не хотим закрыть сервис. В любом случае, дни нелегальных массовых ресурсов сочтены.

— У ВКПМ есть свой онлайн-ресурс 101.ru, планируете ли дальше развивать присутствие в интернете?

— 101.ru — лидер среди легальных ресурсов, но это до сих пор факультативная площадка. Какое-то количество денег от баннеров она приносит, мы думаем и о дополнительных сервисах, но за них надо будет платить уже всем мейджорам, а не только авторским организациям. Думали о запуске рекламы в аудиопотоках. Но интернет-радио не создает новых денег, а в переливании средств из FM-рекламы я не вижу смысла. Скорее надо концентрироваться на основном ресурсе, заниматься региональными рынками. FM до сих пор не сдает позиции, потому что сам этот стандарт слишком хорош. По нашим прогнозам, региональный рынок радио в России к 2017 году достигнет 9,2 млрд руб. и сравняется с московским. Именно там резервы роста. Это требует инвестиций, пересмотра стратегии, и в этой связи монетизация в онлайне становится скорее хобби.

— Какие конкретно планы на региональное развитие?

— Я за то, чтобы продолжать федерализировать все радиостанции, имеющие потенциал роста, в том числе "Детское радио", Comedy Radio. Основа стратегии — запускать радиостанции на развитых рынках. Вопрос не столько в количестве станций, сколько в потенциале, который в одном городе есть, а в другом отсутствует. При этом для коммерческой привлекательности больших станций типа "Авторадио", наоборот, имеет значение тотальное присутствие.

— Насколько вообще радио сейчас привлекательно для инвестиций?

— Консолидация не останавливается, заявил о себе, например, Михаил Гуцериев. Он создает нишевые продукты, это стратегия, которую может себе позволить мыслящий на длительную перспективу и очень обеспеченный человек. "Мультимедиа холдинг" Виталия Богданова тоже продолжает инвестировать в радио, хотя, казалось бы, после талантливых сделок он должен был на пике бизнес продать, чтобы заработать. Но оказалось, что господин Богданов как один из пионеров нашего движения продолжает верить в радио и в непростые, но социально значимые форматы, такие как "Радио Jazz". Интерес к радио есть, даже когда общий политический и экономический фон отрицательный. Хочется думать, когда закончится кризис, у нас будет возможность и дальше развивать рынок. А будущее зависит от того, как будут вести себя игроки. Надо привлекать нехарактерных для радио рекламодателей, например, FMCG. Нужны мультилокальные продажи (централизованные закупки рекламы сразу в нескольких регионах.— "Ъ"), появление собственных структур продаж у всех крупных холдингов. Да, это конкуренция, но лучше конкурировать на большом рынке, чем драться по правилам каменного века за остатки с барского стола.

Коммерсантъ


8141
Re-port.ru
Re-port.ru
+1630.1
Хрустальные люстры подвесные в интернет-магазине "Блеск Люстр".
ДОБАВИТЬ комментарий
AUTH_STATUS_LOGIN